Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Япония эпохи Эдо Страница - 9

I Япония эпохи Эдо

Язык. В отличие от романов эпохи Хэйан, в Хэйкэ используются многочисленные элементы китайского языка. Именно этот язык-гибрид лег в основу современного японского языка.


Камакура (1185—1333)

Победа клана Минамото означала введение нового способа управления. Параллельно с администрацией императорского двора в Киото образовалась новая система власти, первоначально охватившая лишь воинов. Во главе этой администрации стоял сэйи тайсёгун (дословно — великий полководец, победитель варваров). Эту должность вынужден был утверждать император. Сёгун создал военное управление, бакуфу (дословно — правительство из ставки), по образу военной ставки во время военных кампаний. Это правительство располагалось на востоке страны, на берегу моря, в городе Камакура, который было легко оборонять. Таким образом, в Японии в то время было де фак-то две столицы. Подобная ситуация повторится и в период Эдо. В это время начинается история самурайства.

Равновесие между гражданской властью двора в Киото и бакуфу было непрочным. Попытка реставрации завершилась установлением военной администрации повсюду, вплоть до столицы. Тем не менее столица продолжала жить в ритме церемоний и назначения чиновников, у которых было все меньше и меньше реальной власти за пределами двора. Однако престиж императорской власти оставался очень высоким. Она продолжала задавать тон в поэзии и в других искусствах. Воины Камакура старались следовать примеру столичных аристократов, по крайней мере, в области культуры.

В остальном, создавалось новое общество, в котором государство подчинялось не кодексам, а связям каждого с каждым, где не было единых правил, они менялись в зависимости от социального статуса.

В этом трансформирующемся обществе менялся и буддизм. В эпоху Камакура зарождались последние великие школы японского буддизма. Два направления дзэн-буддизма — Риндзай, который всегда будет ближе к власти и самураям, и Сото, который был сильнее распространен в провинции. Это были две последние школы китайского буддизма, кроме школы Обаку в эпоху Эдо. Другие школы явились результатом развития японского буддизма, особенно Тэндай. Школа Чистой земли и Истинная школа Чистой земли проповедовали полное подчинение иной силе, силе Будды Амитабха (Амида). Адепты учения Будды Амида, те, кто следовал единственным путем, икко, происходили из разных социальных слоев, даже из дома Токугава, но все же в основном из крестьян. Школа Лотоса была последним крупным религиозным объединением. Основатель школы проповедовал абсолютное поклонение сутре Лотоса, Хоккэкё, главной сутре школы Тэндай.

Паломничества монахов в Китай в поисках духовного совершенства дали новый импульс китайско-японским контактам. Монахи школы Риндзай сыграли определяющую роль в знакомстве Японии с китайской культурой династии Сун. Кроме дзэн, который был основным их интересом, они привнесли в Японию китайскую традицию поэзии и прозы, известную под именем литературы Пяти гор, так назывались пять основных монастырей школы Риндзай. Именно в этих пяти монастырях Японии сосредотачивалось большинство китайских монахов. Тем же путем в Японию попала живопись династии Сун, она порой даже называлась «живопись в стиле дзэн», произведения, вдохновленные религией, но и другие, хотя и написанные монахами, но на сюжеты весьма далекие от дзэн и религии вообще. Именно монахи Риндзай познакомили Японию с конфуцианством эпохи Сун, известным как нео-конфуцианство, учение, которое стало официальной идеологией Токугава

Таким образом, отношения Японии с Китаем династии Сун были очень плодотворными, даже при том, что страны не обменивались официальными посольствами. С появлением монголов события стали разворачиваться более жестко. Завоевав Китай, а затем Корею, они потребовали подчинения Японии. Получив отказ, они мобилизовали значительные силы и организовали два похода. В обоих случаях флот был уничтожен очень кстати разыгравшимся штормом. Впоследствии говорили о высшей силе, божественном ветре, коми кадзэ. Похоже, что первые попытки вторжения монголов в Японию не вызвали общенациональную мобилизацию, воины, участвовавшие в боях, прежде всего стремились получить в качестве вознаграждения земли, которые власть не была в состоянии выделить.

Сёгуны клана Минамото вскоре потеряли реальную власть, которую получил клан Ходзё Масако, супруги Минамото-но Еритомо. Ходзё, занимая положение, подобное Фудзивара в Киото, руководили бакуфу, другими словами, большой частью страны, от имени сёгуна, роль которого была лишь представительской.

Муромати (1336—1573)

Пользуясь ослаблением семьи Ходзё, император Годайго попытался восстановить императорскую власть и авторитет двора Киото. Эта попытка обернулась длительной войной между двумя ветвями императорского рода, в результате которой военный дом Асикага сокрушил бакуфу в Камакура и установил новую власть в столичном районе Муромати. Однако этот эпизод реставрации эпохи Кэмму только подтвердил законность императорской власти. К этому примеру будут часто обращаться в эпоху Эдо, пока его повторение не завершится удачно в 1868 году. Он также станет темой одного из наиболее популярных произведений в эпоху Эдо, Тайхэй-ки («Повесть о Великом мире»).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.