Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Академическая археология на берегах Невы - Страница 11 Первобытное общество

Влияние учителя сказалось не только в науке. В ранней юности Н. Я. Марр был грузинским националистом, но из «школы барона» он вышел умеренно либеральным государственником. Интерес Н. Я. Марра к лингвистике и, в частности, к происхождению языков Кавказа проявился еще в университете. Но к лингвистическим фактам он всегда подходил от фактов истории культуры, некритически перенося на них то, что казалось установленным по другим источникам. В основе концепции, сложившейся у Марра к концу XIX в., лежало представление об общекавказском культурном единстве. Идея эта получила большой резонанс. Историческое единство базисных черт региональной культуры Кавказа многим казалось несомненным. Но очевидной была и языковая разнородность кавказских народов, решительно не позволяющая возводить их к единым корням. Творческая мысль Н. Я. Марра много лет билась над этим противоречием. Одной из попыток решения стала его гипотеза об общем предке всех народов Кавказа - «яфети-дах», древнейшем населении Средиземноморья и Ближнего Востока. Но эта гипотеза не была принята языковедами.

В. Р. Розен категорически запретил своему ученику занятия теоретической лингвистикой, считая их дилетантскими. Марру пришлось дать ему слово: не публиковать лингвистических работ вплоть до защиты докторской диссертации.

В 1888 г. Н. Я. Марр окончил университет и был оставлен при разряде армяногрузинской филологии для подготовки к профессорскому званию. Тогда же он начинает изыскания в армянских древлехранилищах, сочетая их с археологическими разведками в Эриванской и Тифлисской губерниях. В 1892 г. ИАК командировала его в Армению для раскопок городища Ани (древней столицы армянских Багратидов).

В 1899 г. Н. Я. Марр защитил магистерскую диссертацию, 1901 г. - докторскую, в 1902 г. он стал профессором факультета восточных языков. Его филологические труды, а также составление словарей и грамматик ряда кавказских языков снискали ему заслуженный авторитет в научном мире. Опираясь на него, он сумел получить финансирование на раскопки (государственное и частное) и с 1904 г. начал в Ани ежегодные обширные исследования. Параллельно он предпринял действенные меры по охране памятников. Вся территория городища с прилегающими угодьями поступила, его стараниями, в собственность ИАК. Там были созданы музеи для хранения и экспозиции коллекций из раскопок, а также библиотека, гостиница и т. д.

В 1912 г. Н. Я. Марр был избран академиком РАН, а в 1914 г. получил чин действительного статского советника. В 1915-1916 гг. он в звании генерал-майора несколько раз выезжал в Закавказье, в действующую армию - для обследования памятников христианской культуры на захваченной турецкой территории. В 1917 г. ученому удалось провести через Временное правительство проект организации Кавказского историко-археологического института в Тифлисе. Туда он и отправил из Петрограда анийский научный архив - планы, чертежи, рукописи и пр. Вагон, где они находились, был разграблен под Армавиром. Все материалы пропали.

По условиям Брест-Литовского мира пограничный район Армении, где находился Ани, отошел к Турции. Вскоре древний город оказался попросту разгромлен - вместе с раскопанными и реставрированными архитектурными памятниками, музеями и коллекциями. Вывезти успели немногое. Так погибло почти все наследие Марра-археолога - еще не обработанное и не осмысленное должным образом.

Вся последующая деятельность Н. Я. Марра протекала на фоне нервного и психического надлома. Тем не менее в 1918-1919 гг. именно он стал главным организатором РАИМК на базе прежней ИАК. Идея создания «Академии археологии», с примыкающей ассоциацией научных обществ и институтов, вынашивалась им задолго до того. Но самой насущной задачей являлось тогда спасение жизней ученых-гуманитариев в условиях голода и террора, их политическая «легализация» и сохранение науки, как таковой. Провести проект в жизнь удалось лишь благодаря организаторскому таланту и бешеной энергии Н. Я. Марра. Но здоровье ученого было сильно подорвано. В 1920 г. он уходит с поста председателя РАИМК и уезжает в заграничную командировку. Новым потрясением становится известие о гибели в Крыму любимого сына (1921 г.). Этого психика Н. Я. Марра - неустойчивая от природы - просто не выдержала. Он окончательно утрачивает способность к практической исследовательской работе. Вышедшее из-под контроля воображение уводит его в дебри теоретической лингвистики. Стоит ему отныне обратиться к какому-либо языку, как он тут же находит в нем «яфетический элемент».

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.