Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Деснинские древности. Вып.V - Страница 9

Литература:

Абрамова З. А. Роль палеолитического искусства в выявлении местных особенностей верхнепалеолитической культуры Восточной Европы. // СА -1960. - №3.

Абрамова З. А. Верхний палеолит Восточно-Европейской равнины. Итоги и проблемы.// РА - 1999. - №2.

Абрамова З. А., Григорьева Г. В. Верхнепалеолитическое поселение Юдиново. - Вып. 3. - СПб., 1997.

Аникович М. В. Днепро-Донская историко-культурная область охотников на мамонтов: от «восточного граветта» к «восточному эпиграветту» // Восточный граветт. - М., 1998.

Аникович М. В. Некоторые методологические проблемы первобытной археологии и основные обобщающие понятия «археологическая эпоха», «археологическая культура», «технокомплекс», «историко-культурная область» // 81га-Шш р1ш -2003-2004. - №1-2.

Борисковский П. И., Праслов Н. Д. Палеолит бассейна Днепра и Приазовья. - М. - Л., 1964.

Борисковский П. И. Палеолит Украины. // МИА - №40. - М.-Л., 1953.

Будько В. Д. Верхний палеолит Северо-запада Русской равнины // Докл. на VII Междунар. конгр. доисториков и протоисториков - М., 1966.

Васильев С. А. Изучение палеолита в России: прошлое, настоящие и перспективы на будущее. // 8!га! ит р1и§. - 2002. - №1-2.

Васильев С. А. Проблемы культур верхнего палеолита в Российской археологии (исторический обзор). // Особенности развития верхнего палеолита Восточной Европы. - СПб., 2002а.

Гладких М. И. Некоторые критерии определения культурной принадлежности позднепалеолитических памятников. // Проблемы палеолита Восточной и Центральной Европы. - Л., 1977.

Гладких М.! ^орична штерпретацш тзнього палеолту Украши (за магер1а-лами територп Украши). - К., 1991.

Г ородцов В. А. Археология. Т. I. Каменный период. М. - Пг., 1923.

Григорьев Г. П. Верхний палеолит // Каменный век на территории СССР. - М., 1970.

Григорьева Г. В. К вопросу о существовании Днепро-Донской историкокультурной области. // Особенности развития верхнего палеолита Восточной Европы. - СПб., 2002.

Ефименко П. П. Некоторые итоги изучения палеолита СССР. // Человек. -1928. - №1.

Ефименко П. П. Первобытное общество. - Л., 1938.

Ефименко П. П. Современное состояние советской науки об ископаемом человеке. // Материалы по четвертичному периоду СССР. - Вып. 2. - М.- Л., 1950.

Ефименко П. П. Первобытное общество. - К., 1953.

Лисицын С. Н. Эпиграветт или постграветт. // 81гаШт р1и§. - 1999. - №1. Нужний Д. Ю. Верхньопалеол1тичн1 пам’ятки типу Межир1ч та к мсце серед ешграветських комплексов Середнього Дншра. // Кам’яна Доба Украши. - К., 2002.

Нужний Д. Ю., Пясецький В. К. Крем’яний комплекс верхньопалеолктичнох стоянки Бармаки та проблема кнування пам’яток м1зинсько1 щдустри на Во-линсьюй височит. // Кам’яна доба Украши. - Вип. 2. - К., 2003. Оленковський М. П. Граветтшський шлях розвитку в п1зньому палеол1т1 Украши. // Археолопя. - 2000. - №2.

Оленковський М. П. Культурно-кторичт процеси в середню та п1зню пори тзнього палеолту Л1вобережно1 Украши. // Археологический альманах. -№9. - Донецк, 2000а.

Оленковський М. П. Палеолт та мезолт Присивашшя. Проблеми ешгравету Украши. - Херсон, 2000б.

Оленковський М. П. Деснянська схщноепираветська культура в украонському Понесенш. // Кам’яна доба Украши.- Вип.4.- К.,2003

Патенко С. В. Проблема кторико-культурного членування п1знього палеолъ ту Пшдня Сх1дно1 Овропи (кторюграф1чний аспект). // Археолопчт студи -(у друц).

Палкнко С. В. Проблема кторико-культурного членування п1знього палеолп ту Середнього Подншров’я (кторюграф1чний аспект). // Часопис украонсько! ктори - Вип. 9. - в печатт.

Рогачев А. Н. Значение и роль социальной среды в развитии культуры первобытного общества. // Природа и развитие первобытного общества на территории Европейской части СССР. - М., 1969.

Рогачев А. Н., Аникович М. В. Поздний палеолит Русской равнины и Крыма. // Палеолит СССР. - М., 1984.

Синицын А. А., Сергин В. Я., Хоффекер Дж. Ф. 120 лет исследования палеолита Костенок: традиции и тенденции. // Особенности развития верхнего палеолита Восточной Европы. - СПб., 2002.

Формозов А. А. Этнокультурные области на территории Европейской части СССР в каменном веке. - М., 1959.

Шовкопляс И. Г. Мезинская стоянка. - К., 1965.

Шовкопляс И. Г. О локальных различиях в развитии культуры позднего палеолита. // Докл. на VII Междунар. конгр. доисториков и протоисториков. - М., 1966.

Шовкопляс! Г. Шзнш палеолт. // Археолопя Украонсько! РСР. - Т.1. - К., 1971.

Шовкопляс И. Г. Добраничевская позднепалеолитическая стоянка на Украине: исследование, экспонирование. // КСИА РАН - №206 - 1992.

А. И.Дробушевский, Г. Г.Нечаева (Ветка)

Ромбы «целинные» и «засеянные». Геометрический чин знаков в археологических и этнографических памятниках.

В статье «Судьба одного знака. Археология Почепа и современная этнография» мы поставили вопрос о сближении данных археологии и этнографии на региональном уровне, обратившись к сравнению позднезарубинецких глиняных сосудов Верхнего Подесенья [Амброз А. К., 1964, с. 68; Заверняев Ф. М., 1969, с.108] и тканых рушников традиций пограничья Беларуси и России. И те, и другие артефакты содержат знаки-символы. Они считаются индоевропейскими по происхождению и относятся к геометрическому чину, сложившемуся, как полагают, во II-1 тыс. до н. э. В древности, вероятно, система ромбов связывалась с образом земли, а разные конфигурации ромба - с множественностью «стадиальных» образов её божеств. Так, ромб с крючками «был символом матери-земли плодоносящей, знаком плодоносящего поля» [Амброз, 1966, с.22]. Варианты косого креста, в том числе и с крючками на концах, возможно, несут «мужское начало» в магии плодородия. Нам известны и белорусские «ромбы с крючками», и «крюки» на пряслицах раннего железного века, синхронные верхнедеснинским находкам (рис.1: 7-9). Размещение подобных знаков на археологических артефактах не носит орнаментального характера, напоминая, скорее, магическое нанесение символов. Следовательно, в 1-11 вв. н. э. на указанной территории этот геометрический чин был ещё жив, а символы «имели отношение к идеологии». Далее знаки исчезают с керамики и для периода славянских племён там не известны. Однако, то же «неорнаментальное», асимметричное нанесение геометрических фигур находим на фрагментах узорных тканей из смоленских курганов Х1-ХШ вв. (рис.1:1). Мы не прослеживаем здесь судьбы геометрических знаков в восточнославянской средневековой христианской культуре, хотя, очевидно, это значимый параллельный ряд их развития. Говоря только о глине и тканях, заметим, что «внезапно» геометрические символы возникают на орнаментальных поясках белорусской посуды XVII-XVIII вв., причём оттиски отдельных штампов стремятся к повтору асимметричных групп знаков. Возможно, это влияние орнаментации тканых поясков, которыми обрядово опоясывали сосуды, например, в чине свадьбы.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru