Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Деснинские древности - Страница 8

В конце XVI в. действия черкас заметно активизировались. Объясняется это тем, что, после передачи приднепровских и волын-ских земель Великого княжества Литовского в состав Польского королевства в 1569 г., усилилось феодальное и конфессиональное угнетение украинского населения. В результате увеличилось число беглых, в том числе на юг и за рубеж, подальше от польских шляхтичей и администрации. Объяснение этого явления было предложено Г. Н.Анпило-говым и поддержано в позднейшей работе В. П.Загоровского [Заторов-ский В. П.,1991, с. 194]. Г. Н.Анпилогов связывал появление украинцев в российских пределах с государственной политикой Речи Посполитой: «Цольские феодалы в 80-х и начале 90-х годов XVI в. в связи с приближением окончания срока действия перемирия 1582 г., заключенного между Россией и Польшей, энергично создавали отряды так называемых «воровских черкас» и посылали их в юго-западные уезды России на реки Северский Донец, Оскол и др.» [Анпилогов ПК, 1967, с. 19]. Это мнение основывается на информации, содержащейся в статейном списке посольства Павла Волкова и Мартина Сумского, которое было направлено в Варшаву: «...а из Канева, и из Черкас, и ис Переяславля ваши люди приходят в Путивльский, и в Рыльский, и в Новгород-Северского в уезд, беспрестани воинским обычаем, станичников и бортников побивают, и в рыбных ловлях рыбу ловят, и станы ставят, а посылают их в нашу землю ис Канева, и из черкас, из Переяславля и с Лубен державцы». Послание с аналогичными претензиями на имя польского короля 10 мая 1585 г. (по григорианскому стилю) вручил московский гонец Иван Всеволожский. В ответ на упреки по поводу разорения сел Оршанской волости Речи Посполитой русскими жителями округи Смоленска в грамоте от имени Федора Ивановича сообщалось о введении строжайшего запрета на нарушение границы. Вместе с тем высказывались серьезные упреки по отношению к подданным Речи Посполитой. В «задорах, боях и грабежах», а также в захвате российских земель обвинялись жители Остра, Любеча и Полтавы. В послании говорилось об отписке черниговского наместника Федора Андреевича Писемского, сообщавшего об убийстве в бортных ухожьях «литовскими людьми» сына боярского Артема Мохачева и двух жителей посада. Далее речь шла о сообщении воеводы Новгорода-Северского Федора Михайловича Латырева. Последний докладывал о разграблении бортных ухожьев и деревень, а также об уводе российских подданных за рубеж «литовскими людьми» из Остра.

Следует обратить внимание на то, что русские воеводы о конфликтах писали к представителям польской администрации в г. Остр, по его державец не принял мер по предотвращению пограничных раз-боев. В итоге, вторжения в Новгород-Северский и Путивльский уезды продолжались. В частности, отряд из 400 черкас из Остра под командованием атаманов Орла и Алексея Нес ела разграбил ряд порубежных деревень и бортных ухожьев, «перебив и переранив» жителей и бортников. В ответном послании от 18 мая 1585 г. (по григорианскому стилю) Стефан Баторий писал: «...а мы также подданным нашим прикажем, а о тех кривдах, о которых еси нам писал, зыскати (так в тексте - АЛ.) и управу учинит велим» [РГАДА. Ф. 389. Оп. 1. Кн. 593. Л. 1об.-3].

В июле 1593 г. в Смоленскую волость Черниговского уезда вторгся отряд, состоявший из двухсот жителей Остра. Им командовали Ермолай Великов и Григорий Медведев. Они побили бортников, а также ограбили крестьян Никольского монастыря. Вероятно, русские етужилые люди и монахи пытались оказать сопротивление. На такую мысль наталкивают сведения, содержащиеся в грамоте, составленной в Москве в сентябре 1593 г. и отправленной в Варшаву с польским посланником Яном Девятовским. В документе говорится о том, что нападавшие повесили пятерых черниговских стрельцов и намеревались таким же образом поступить со старцами Никольского монастыря, но их - от виселицы отпустили» [РГАДА Ф. 389. Оп. 1.Кн. 593. Л. 184 об.—185].

Особое внимание следует обратить на черкас, приходивших для хозяйственных промыслов. Они появлялись в районе, который уже осваивался российскими подданными. Это служило причиной столкновений. В фондах Разрядного приказа не сохранилось отписок воевод я распроссных речей «воровских» черкас 80-90-х годов XVI в., которые могли бы подтвердить достоверность сведений, фигурировавших в дипломатической переписке. Вероятно, эти документы погибли во время московского пожара 1626 г. или были утрачены позднее. Поэтому трудно точно определить роль Польского государства, державцев и феодалов в организации черкасского движения на российские украи-ны. Д. И. Багапей предполагал, что украинные старосты могли действовать независимо от варшавского правительства [Багалей Д. И., 1886, с. 89].

Более уверенно можно говорить о стихийных акциях черкас, которым польская администрация не препятствовала, поскольку похода совершались в пределы давнего противника Речи ПосполитоЙ. Кроме того, сами польские власти полностью действия казачества никогда не контролировали. Вместе с тем, согласно описи архива Посольского приказа 1614 г., начиная с 1585/86 г., в русском дипломатическом ведомстве начинают собираться документы о запорожских черкасах и о «задорах» на границе. Столбцы и выписки охватывают период вплоть до 1604 г. [Описи..., 1960, с. 125-127]. Приведенные данные говорят в пользу предположения о том, что не столько польские власти были причиной усиления конфликтов на порубежье. сколько активизация колонизации Северской украины России.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru