Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Деснинские древности - Страница 9

Таким образом, россияне и украинцы в 80-х годах XVI в. столкнулись на Северщине как подданные враждебных друг другу государств. Стычки порой перерастали в настоящие сражения. К примеру, черкасы под командованием Дениса Семпского «...приходили войною в государеву землю, во Брянский уезд на государевы дворцовые села...» [Анпилогов Г. Н., 1967, с. 80]. Черкасские и каневские казаки приходили под Новосиль, громили и били станичников [РГАДА. Ф. 79. Оп. 1. Кн. 20. Л. 194об.-195]. В 1587 г. воевода Андрей Иванович Хво-ростинин сообщил о приходе на путивльские деревни 40 каневских черкас под командованием атаманов Петра Верчуна и Тереха Шелудивого. Последние вскоре были разгромлены и пленены. Пленные показали, что их посылали каневский урядник князь Александр Лыко и переяславский урядник пан Черский. Выполняя их приказ, каневские черкасы разорили деревню Чаплицу Путивльского уезда, а переяславские полностью уничтожили станицу Афанасия Паиютина, ехавшую из Путивля на Донец. В згой же отписке воевода доносил: «...а которые ни ездили станичные головы в проезжие станицы для крымских людей по Донцу во все лето, тех всех громили и грабили и многих и на Поле не пропущают, да и по всем украинным городом в Сиверских городех (так в тексте - А. П.) государевым людем задоры чинят» [РГАДА. Ф. 79. Оп. 1. Кн. 18. Л. 457-458].

Черкасские нападения продолжались в следующем году. В этом же, 1588 г., в Путивле уже появились служилые черкасы. Это были 25 чел., которыми командовал Агей Мартынов. Тогда же на Поле для службы было послано 50 черкас и охочих казаков во главе с атаманом Яковом Лысым. За эту службу, по государеву указу, черкасы были наделены жалованьем [РГАДА. Ф. 141. Оп.1. Д. 2. Л. 17-18]. Вместе с ними в Путивле служили 35 черкас атамана Агея Мартынова [РГАДА. Ф. 141. Оп.1. Д. 2. Л. 10-11]. Надо отметить усердие служилых черкас в борьбе с черкасами «воровскими». Оград А. Мартынова 25 мая 1588 г. был послан на р. Псел, к устью р. Айдара, вниз по Северскому Донцу, в те места, где «воровскими» черкасами были разгромлены российские станицы. В этот раз Мартынову с товарищами не удалось настигнуть нападавших. А вот черкасам Якова Лысого, направленным на Попе 29 июня, повезло больше. Вернувшись, они доложили, что в районе Княжьих гор настигли отряд атамана Лазаря. Враги были рассеяны, а имущество и вооружение, захваченные «воровскими» черкасами у пути вльских севрюков, возвращено.

16 августа 1588 г. на Поле опять были отравлены две черкасские станицы: Я. Лысого и А. Мартынова. По возвращении в Путивль, етужилые черкасы снова доложили об успешных схватках с «воровскими» черкасами. Станица Якова Лысого настигла атамана Лукина Карнауха и отбила у него награбленное добро. Затем в Путивльском уезде они настигли атамана Берчуна с товарищами. Служилые черкасы разгромили этот отряд, вернули имущество и оружие путивльских севрюков.

Станица Агея Мартынова патрулировала междуречье Сулы и Хорала, стремясь перехватить черкас, которые грабили бортные ухо-жьн, находившиеся в этом районе. Служилые черкасы настигли и разбили отряд атамана Калоши. Они же разгромили «воров-черкас» на Суле, у «Нети на перевоза», а затем рассеяли отряд «воровских» черкас ва Пеле, ниже «Княжьих гор». В результате этих стычек станичникам Мартынова удалось «отгромить» имущество и лошадей путивльских севрюков и доставить его в Путивль. Кроме того, в подтверждение своей службы, служилые черкасы принесли воеводе отрезанную голову «воровского» черкашенина [РГАДА. Ф. 124. Оп. 1. Д. 2. Л. 1-2]. В это же время голова Василий Андреев выручил из плена донецких атаманов Яковлева и Новгородца и разбил отряд «воровских» черкас [Танков А. А., 1913, с. 138].

В следующем, 1589 г., в памяти боярину Ф. Д Шереметеву вновь говорится о черкасах. Речь идет о челобитьи путивльских и рыльских черкас в количестве 33 человек, во главе которых стоял тот же А. Мартынов. Служилые черкасы сообщали о том, что воеводы их посылают ¦а Поле за «воровскими» черкасами, но не выдают боеприпасов [РГАДА. Ф. 141. Оп. 1. Д. 4. Л. 3]. Кроме того, имеется свидетельство о ¦ереходе в том же году на службу в Путивль 15 запорожцев под предводительством атамана Федора Гороховского. Все они были поверста-ю денежным жалованьем, но в меньшем размере, чем черкасы А-Мартынова. Примечательно, что оба атамана (так они названы в российских документах) получили по 15 руб., а есаулы - по 10 и 6 руб., рядовые по 5 и 3 руб. соответственно [РГАДА, Ф. 124. Оп. 1. Д. 2. Л. 10-11; Д. 28. Л. 1-2]. В 1594 г. в Путнвле насчитывалось 50 черкас, ¦е имевших поместий и служивших только с денежного и хлебного жалованья [Станиславский А. Л., 1990, с. 16].

Таким образом, черкас принимали на службу, поскольку остро нуждались в людях. Однако до конца им не доверяли. Зачастую служилые черкасы пресекали вторжения татар. При необходимости служилых черкас использовали для борьбы с черкасами «воровскими». Тем не менее, правительство с большой осторожностью относилось и к черкасам, находящимся на русской службе. Само прибытие в русские пределы вооруженных отрядов вызывало тревогу, поскольку нельзя было быть полностью уверенным в том, что черкасы пришли на службу, а не в поисках наживы.

По мере заселения россиянами окраин, учащались пограничные столкновения. Пропорционально возрастанию плотности населения района увеличивалось количество конфликтов. Из всей территории российско-украинского порубежья наиболее интенсивно осваивались Северские земли. Именно здесь в 80-х годах XVI в. напряженность достигла такого уровня, что вопрос об обстановке в Новгород-Север-ском, Путивльском и других российских уездах стал предметом дипломатической переписки между Москвой и Варшавой. Польское правительство видело причину обострения положения в переходах российских подданных через польские рубежи. Видимо, в Речи Посполитой считали еще неосвоенные просторы Поля своими и воспринимали появление там россиян как нарушение польской границы. В свою очередь, в Москве подобное мнение находили несправедливым, упрекали поляков в пограничных столкновениях, однако обещали и своих подданных «удерживать от всяких непорядков» [Бантыш-Каменский Н. Н., 1862, с. 8-9]. 20 октября 1587 г. состоялся боярский приговор о направлении к литовским панам-радам посланника Елизария Леонтьевича Ржевского и дьяка Захария Свиязева. Согласно наказу, одной из важнейших целей посольства было урегулирование обстановки на по-рубежье. Посланники должны были потребовать, чтобы «...паны-рада по своим украинным городом державцом и урядником заказали накрепко по всем местом, чтоб они воров унимали и в нашу землю в нынешнее, в перемирное, время, входить им не велели. А которые ходили по тем нашим местом, и тех бы воров велели сыскать и их казнить велели. И вперед однолично задору ни в чем не было». Посланники должны были указать на то, что население российской стороны границы строго придерживается правительственного запрета и не устраивает провокаций по отношению к подданным Речи Посполитой [РГАДА. Ф. 141. Оп. 1. Кн. 18. Л. 459обМ60].

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru