Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Древняя бронзовая антропоморфная пластика Кавказа - Страница 11 Первобытное общество

Первые опубликованные изображения металлопластики Кавказа происходят из Чечни. В научной литературе первым на статуэтки обратил внимание А. П. Ипполитов в этнографическом очерке Аргунского округа в 1867 г. (Ипполитов, 1992. С. 1-52). Бронзовые скульптуры местное население называло «христианскими богами». Однако вспомнить, кто и для каких целей их создавал, они не смогли.

В 1911 г. М. Гаирбеков, житель с. Шатой (Ша-тойский район Чечни), во время охоты нашел в пещере фигурку воина с бронзовой двуликой головой и железным телом (кат. 414)1 вместе с бронзовым изображением женщины-оборотня (кат. 415). В 1913 г. статуэтки приобрел и через год опубликовал в своем отчете Российский исторический музей (ныне Государственный исторический музей) (Отчет РИМ за 1913 г., 1914. С. 12-13). В публикации 1914 г. указано, что статуэтки найдены в окрестностях с. Шатой. Вплоть до 2012 г. это утверждение не подвергалось сомнению (Zakharov, 1933. Fig. 128, 129; Марковин, 1986. Рис. 11.2 и 7.14; Брилева, 2006; Мошинский, 2005. С. 85; 2010. Кат. 165, 207). Однако через сто лет историографические исследования Х. М. и Р. Х. Мамаевых позволили уточнить место находки этих фигурок (Мамаев, 2012. С. 69). Благодаря опубликованным З. Х. Ибрагимовой архивным документам (Ибрагимова, 2007. С. 137) удалось выяснить, что «истуканы» были найдены в пещере на территории 4 участка Грозненского округа.

С 1890 гг. по 1920-е гг. изучением и осмыслением находок антропоморфных статуэток из Чечни занимался Ф. И. Горепёкин. Он изучал древнейшую религию ингушей, собирая данные о языческом боге и покровителе ингушей Мага-ерды. Ему удалось засвидетельствовать участие священной лошади в религии ингушей начала XX в. Он увидел выражение этого божества в амулете на стекле из одного погребения и связывал его с находками фигурок лошади, барана и человека «в могильных находках на Кавказе» (Цит. по: Албогачиева, 2004. С. 128.).

Примерно в это же время, в 1890 гг. — 1930-е гг., изучал первобытную религию чеченцев и ингушей Б. К. Далгат (Далгат, 2004). Он работал над изучением древней религии на основе современных этнографических материалов. Ему удалось зафиксировать редкие моменты уходящих верований. Так, он описал «день Мят-цели» — покровителя женщин и деторождения.

Желающая иметь сына женщина входит в цай-наг (отдельно стоящее помещение со сквозным проходом) и в лице жреца, стоящего посреди помещения в одной рубашке (в прежние времена он стоял голый), просит Мятцели, чтобы он даровал ей сына. После этого она выходит в противоположную дверь. В Исатовском обществе Б. К.Далгат зафиксировал обряд, при котором «женщины молят медную статуэтку, изображающую голого мужчину, целуя ее, чтобы она даровала им сына». Во всем этом Б. К. Далгат видел «следы религиозного гетеризма у чеченцев» (Далгат, 2004. С. 150).

В 1960-е гг. В. И. Козенкова проводит археологические изыскания поселения и прилегающего к нему могильника недалеко от с. Сержень-Юрт в Шалинском районе Чечни. В результате раскопок на территории поселения были обнаружены глиняные антропоморфные и зооморфные фигурки, а на могильнике — бронзовые. «Группа терракотовых антропоморфных статуэток» (35 экз.) была найдена у развалов жилищ (27 экз.) и в ямах (8 экз.). Найденные статуэтки были разделены по технологии изготовления на две хронологические группы. Первая группа была отнесена к эпохе энеолита (III тыс. до н. э.). По качеству глины она схожа с материалами поселений Бамут, Луговое, Сержень-Юрт II. Вторая группа оказалась более многочисленной и была отнесена к IX-VII вв. до н. э. Наибольшее сходство по составу теста она имела с материалами поселения Сержень-Юрт I. В. И. Козенковой было отмечено единство стиля антропоморфных статуэток, «главной отличительной особенностью которого является схематизм изображения» (Козенкова, 1966. С. 74). Она выделила 8 типов статуэток, причем в одном типе встречаются оба варианта изготовления, что говорит о длительности их существования. В. И. Козенкова высказала предположение, что глиняные и бронзовые статуэтки изображают одних и тех же персонажей, но различаются в использовании. Бронзовые фигурки находят чаще в могилах и на территории святилищ, а глиняные — на поселении. Получается, что фигурки из бронзы использовали в торжественных случаях, а глиняные — в повседневной жизни (Козенкова, 1966. С. 77).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru