Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Древняя бронзовая антропоморфная пластика Кавказа - Страница 12 Первобытное общество

Обращалась В. И. Козенкова и к анализу фантастических существ, встречающихся в глиняной пластике восточных кобанцев (Козенкова, 1980). Среди сотен антропоморфных и зооморфных фигурок X-VII вв. до н. э., найденных на Сержень-Юртовском поселении, она обратила внимание на серию (около 20 экз.) статуэток фантастических существ. Среди них выделены 4 группы: двуполых зооморфных существ (бык и корова, кабан и свинья); «единорогов» (быки с одним рогом, расположенным по центру лба); фигурок с телом козла и головой барана; миксаморфные скульптуры с телом мужчины и головой собаки. «Синкретизм изображений, подчеркнутая детализация натуралистических элементов, а также локализация статуэток вблизи жертвенников» свидетельствуют о культовом характере такого рода фигурок, отнесенных к «атрибутам трудовой магии».

В работе, посвященной антропоморфной пластике Северного Кавказа, В. И. Козенкова провела комплексный анализ глиняной и бронзовой скульптуры Чечни, выделив несколько импульсов: хеттский, ассирийский и финикийский (Kozenkova, 1994. P. 145).

В 2001 г. вышла монография В. И. Козенко-вой, посвященная поселению Сержень-Юрт. При анализе культовых предметов, найденных на поселении, большое внимание уделено терракотовой антропоморфной пластике. Выделены признаки, по которым фигурки логичнее отнести к вотивным и сакральным предметам, нежели к игрушкам: «поза молящегося и иттифаличность многих статуэток» (Козенкова, 2001. С. 39). Статуэтки по их предполагаемому назначению разделены на три группы: 1) для ритуальных церемоний и празднеств (изображали божества и участников церемоний); 2) культ рождения и смерти (духи-покровители, изображения предков); 3) для магии (сверхъестественные существа и живые люди) (Козенкова, 2001. С. 40). По обрядовому значению глиняные и бронзовые фигурки В. И. Козенкова считает равными.

В 1966 г. опубликована статья В. Б. Виноградова «Фигурки «скифов» из Чечено-Ингушетии» (Виноградов, 1966.). Исследователь публикует глиняные парциальные антропоморфные изображения и по форме головных уборов обосновывает их датировку скифским временем. В 1972 г. выходит монография В. Б. Виноградова «Центральный и Северо-Восточный Кавказ в скифское время (VII-lV вв. до н. э.)», где в тезисном стиле изложен взгляд автора на развитие антропоморфной пластики на территории Северного Кавказа в раннем железном веке (Виноградов, 1972).

16

На территории Северной Осетии в 1870е гг. был обнаружен Кобанский могильник. Его частично исследовал А. С. Уваров. В 1885 и 1886 гг. первые материалы по этому могильнику опубликованы в европейских изданиях французским исследователем Е. Шантром (Chantre, 1885, 1886). Спустя 15 лет, в 1900 г., основные материалы из Кобанского могильника, хранящиеся в музеях Москвы, Санкт-Петербурга, Тбилиси, Берлина и Вены, приведены в работе П. С. Уваровой «Материалы по археологии Кавказа» (Уварова, 1900).

В 1913 г. недалеко от сел. Нар близ святилища была найдена «голова идола». Л. П. Семенов связывал эту скульптуру со временем матриархата. По отсутствию растительности на лице он считал ее изображением женского лица и датировал VIII-VII вв. до н. э. Исследователь связывает ее с осетинскими нартскими сказаниями и ви дит в идоле олицетворение Сатаны. Ближайшей аналогией из серии антропоморфной пластики времен матриархата он считает статуэтку женщины с ребенком из Бамборского клада, найденную в 1911 г. на территории Абхазии (Семенов, 1948).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru