Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Древняя бронзовая антропоморфная пластика Кавказа - Страница 13 Первобытное общество

В 1975 г. выходит краткий путеводитель по материалам выставки «Первобытная культура», в котором Я. В. Доманский публикует материалы из Кобанского могильника, хранящиеся в фондах Государственного Эрмитажа. В каталоге впервые опубликованы и интерпретированы некоторые антропоморфные изображения (Доманский, 1975).

А. П. Мошинский анализирует навершия культовых жезлов, которые в зависимости от их расположения на древке получили название штандартов и наверший. В могильнике Гастон Уота в Дигорском ущелье Северной Осетии ему удалось найти штандарты. При анализе штандартов он приходит к выводу о существовании близнечного и астрального культов в раннем железном веке на Кавказе (Мошинский, 1995; 2006. С. 65-67). На основе анализа навершия из с. Камунты он выводит культ хозяина или хозяйки зверей, а также доказывает существование такого явления как траверсизм (сочетание мужских и женских половых признаков на одном человеческом изображении) (Мошинский, 1996. С. 111-113). Впервые в антропоморфной пластике Кавказа увидел андрогинов АА. Захаров при анализе статуэток из Грузии (Zakharov, 1933. P. 75). Эту идею поддержал Г. А. Джавахишвили, который трактовал любую человеческую скульптуру с изображением груди и мужских половых органов, как фигуру гермафродита (Джавахишвили, 1984). Однако среди бронзовой антропоморфной пластики Кавказа есть четко выработанные каноны изображения груди у женщин и мужчин, что не позволяет видеть в этих фигурах андрогинов.

В работе Е. Е. Васильевой «Бронзовые зооморфные крючки кобанской культуры в собрании Государственного Эрмитажа» проанализирована одна категория вещей — поясные пряжки, украшенные зооморфными и антропоморфными фигурами. Е. Е. Васильева приводит круг широких аналогий подобным вещам и интерпретирует их как «портупейные застежки или застежки для одежды» (Васильева, 2005. С. 40). Она приходит к выводу о местных истоках зооморфных изображений.

В 2006 г. Д. Куртис и М. Кручинский издали каталог материалов, привезенных из Кавказа и хранящихся в фондах Британского музея (Curtis, Kruszynski, 2006). Благодаря этой публикации в научный оборот было введено несколько неизвестных ранее антропоморфных фигурок, предположительно происходящих из Северной Осетии.

На территории Грузии найдено немало интересных археологических комплексов, содержащих бронзовую антропоморфную пластику. В 1877 г. в результате археологических изысканий Г. Д. Филимонова в Грузии был найден Казбекский клад (Филимонов, 1878. С. 41). Он датировал клад «доисторическим временем». Изучение этого археологического комплекса продолжается и сегодня.

В 1930 г. выходят в свет две статьи финского ученого А. М. Тальгрена «Caucasian monuments. The Kazbek Treasure» в Вене (Tallgren, 1930а) и «Kaukasische anthropomorphe Figuren und der vorderasiatische Kulturkreis» в Берлине (Tallgren, 1930б). В его публикациях анализируется надпись на серебряной чаше ахеменидского времени из Казбекского клада. Он впервые датировал Казбекский клад в рамках устоявшейся на сегодняшний момент даты VI-V вв. до н. э. Исследователь разделил антропоморфную пластику на пять основных групп и нашел ей ближневосточные параллели среди статуэток II тыс. до н. э.

В исследовании Е. П. Алексеевой «Поздне-кобанская культура Центрального Кавказа» впервые проведен полный предметный анализ инвентаря Казбекского клада (Алексеева, 1949. С. 220-223) на основе широкого круга аналогий

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru