Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Курганные памятники Южного Зауралья Страница - 4

Комплекс кургана 25 Большекараганского могильника функционировал под открытым небом. Искусственная насыпь над погребальной площадкой не возводилась. По-видимому, небольшое возвышение курганного типа, зафиксированное над

I I I I

Рис.2.

Могильник Болыиекараганский, курган 25. План-схема объекта, схема значимых астрономических азимутов (штриховкой выделены жертвенные ямы)

Погребальным комплексом перед началом раскопок, сформировалось в результате трансформации остатков грунтовых надмогильных конструкций, в свое время возведенных над каждым погребением. Результаты археологических раскопок памятника отражены в нескольких публикациях [Зданович Д., 1995; 1997]. Остановимся более подробно на археоастрономи-ческих аспектах его исследования.

Положение кургана соответствует азимуту восхода нижнего края Солнца (48,3°), выведенного из геометрического центра поселения Аркаим в день летнего солнцестояния на эпоху 2000 г. до н. э. при наблюдении с поверхности Земли. При этом перед древним наблюдателем стояла сложная задача учета всей гаммы факторов, заложенной в местоположении кургана. Кроме фактора направления от городища, особое значение имел фактор места, т. е. наличие площадки, пригодной для сооружения кургана (могильника) по своим топографическим, риту-аньно-технологическим, эстетическим и другим качествам. Как кажется, эти стандарты были достаточно жесткими.

Так или иначе, но первичная задача состояла в нахождении «правильного» центра будущей подкурганной площадки. Именно относительно точки центра было затем рассчитано положение в пространстве погребений первой — восточной — группы. Эти погребения располагаются в пределах сектора от 36° до 144° на расстоянии не менее 6 м от точки центра (рис. 2). Азимуты, определяющие границы этого сектора, достаточно точно2 соответствуют предельным азимутам восхода «высокой»

Луны. Следы первичной разметки сектора были «стерты» при сооружении кольцевого рва1, однако затем разметка была частично восстановлена столбами во рву.

Судя по этим восстановленным реперам, ведущее значение при первичной разметке комплекса было придано азимутам захода и восхода «высокой» Луны в день летнего солнцестояния. Положение п. 16 — самого северного в восточной группе — и столба I можно связать с азимутом захода Луны, если наблюдение велось снаружи площадки2. Для наблюдателя захода Луны, который находился на продолжении оси к СВ от площадки, столб I был зафиксирован как бы в прицеле между столбами IV и V, образующими нечто вроде ворот при входе/ выходе на площадку. Ориентировки самых южных погребений восточной группы — п. 6 (азимут 144°) и п. 7 (азимут 140°) — отвечают предельному южному азимуту восхода «высокой» Луны при наблюдении этого события из центра кургана или заходу «высокой» Луны в ее предельном северном положении, если наблюдатель находился за пределами площадки к ЮВ от кургана.

Результаты интерпретации астрономически значимых азимутов позволяют заключить, что курган 25 был заложен в день летнего солнцестояния в год «высокой» Луны. Календарная дата закладки комплекса удостоверяется, во-первых, ориентацией кургана относительно городища и, во-вторых, неоднократным дублированием в структуре кургана лунных азимутов,

1 На более позднее происхождение рва указывают данные стратиграфии.

2 Если наблюдение велось из центра площадки, то положение п. 16 приблизительно соответствует азимуту восхода «высокой» Луны в полнолуние вблизи дня зимнего солнцестояния (36°). Вероятно, небольшой асимметрией точек захода и восхода Луны на горизонте в этом случае можно пренебречь.

Соответствующих дням солнцестояния. В-третьих, на день солнцестояния косвенно указывают точные обозначения точек юга и запада3. Направлению на точку юга соответствует яма 14 — наиболее ранняя по времени жертвенная яма некрополя. Западное направление маркировано следами кострища во рву4. Возле кострища в дно рва был вкопан столбик (углубление VI). Версия об отражении в структуре кургана азимутов, соответствующих дню зимнего солнцестояния, должна быть отброшена ввиду, во-первых, чисто технических сложностей проведения ритуалов в зимнее время, а во-вторых, исходя из имеющихся данных о сезонности функционирования комплекса кургана. По-видимому, обряды отправлялись на кургане ежегодно с апреля по середину ноября5. «Зимние» азимуты могли быть образованы либо методом симметрии, либо за счет «обратной» позиции наблюдателя.

Столь «жесткая» датировка начала функционирования БК-25 и связь этого события с астрономическим событием, повторяющимся раз в 19 лет, характеризует синташтинский погребальный обряд с несколько неожиданной точки зрения. Более подробная характеристика обряда требует дальнейшего обсуждения. Здесь же достаточно указать, что в синтапггинской традиции, судя по всему, одновременно существовало несколько типов погребального обряда, и только один из них, а именно грунтовые захоронения, хорошо известен по данным археологии [Зданович Д., 1997, с. 27-37]Исследуемый тип погребального обряда выполнял особые функции в культуре и по некоторым своим характеристикам приближался к обрядам периодического цикла. Этим объясняются некоторые «странные» черты пространственно-временной модели кургана 25. Эта модель, впрочем, имеет и свои аналогии в других синташтинс-ких курганах [Генинг В., Зданович Г., Генинг В., 1992, с. 252].

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru