Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Население Казахстана от Эпохи Бронзы до Современности - Страница 4

В 1963 г. К. А. Акишев сформулировал совершенно новое предположение о происхождении андроновской культуры. По степени скопления памятников и уровню развития материальной культуры эпохи бронзы степного типа он выделил три центра появления андроновской культуры. Первый охватывает Сибирь, Алтай и Восточный Казахстан, второй — Центральный Казахстан, третий — Южное При-уралье, Притоболье и Западный Казахстан (Акишев, Кушаев, 1963). Для подтверждения такого полицентрического происхождения андро-новской культуры, нам кажется, необходим более обширный археологический материал.

Как вытекает из гипотез, ни одна из них не отрицает вхождения территории Казахстана в область формирования андроновской культуры. Мнения расходятся в основном в оценке роли тех или иных этнических групп в ее возникновении и сложении. Объективное решение данной проблемы во многом зависит как от объема материала по неолиту и эпохе ранней бронзы Казахстана, так и от степени их изученности. В настоящее время недостаточность археологического материала и слабая изученность края еще не позволяют в полной мере убедиться в преемственности культур эпохи бронзы и предшествующего периода Казахстана, хотя в ряде случаев она прослеживается. По всей вероятности, некоторые истоки андроновской культуры восходят к неолиту и эпохе ранней бронзы, ибо не исключено, что такое обширное распространение андроновской культуры на территории Казахстана как основной культуры эпохи бронзы не было подготовлено внутренним ходом исторического развития того времени. Поэтому нет оснований считать, что племена неолита и эпохи ранней бронзы Казахстана находились вне процесса становления андроновской культуры и что она была внесена в Казахстан со смежной территории. Скорее всего, что в Казахстане предандронэвские племена не в меньшей мере, чем племена сопредельных территорий, создали условия для появления и широкого распространения андроновской культуры.

Весьма ценные сведения по древней истории Казахстана этого времени содержатся и в палеоантропологических материалах.

Палеоантролологические данные эпохи бронзы в настоящее время невелики. Имеющиеся черепа относятся либо к андроновской культуре вообще, либо к ее позднему периоду. Из-за отсутствия точной датировки палеоантропологический материал невозможно разбить на хронологические этапы андроновской культуры. Лишь один мужской череп из Усть-Нарыма (Восточный Казахстан) датируется неолитическим временем. Этот череп, как и неолитический фрагментарный женский череп, выявленный Е. И. Агеевой и А. Г. Максимовой (1959) у с. Железинка Павлодарской области, по мнению В. В. Гинзбурга (1956), имеет афанасьевские черты. Другой женский череп из раскопок И. В. Синицына у ст. Сайхин (Уральская область) принадлежит к срубной культуре. Он описан Фирштейн (1958) и типологически, как указывает автор, близок к средиземноморскому типу.

Первые палеоантропологические сведения о населении Казахстана бронзового века имеются в работе М. Н. Комаровой (1927), в которой приведены три мужских и четыре женских черепа из бассейна р. Урал. Позднее Г. Ф. Дебец (1948) изучил еще четыре черепа (2 мужских и 2 женских) бронзового века, полученных из бассейна р. Нуры (Центральный Казахстан). Большинство из них плохой сохранности.

Найденный палеоантропологический материал с территории Казахстана позволил Г. Ф. Дебецу установить некоторые характерные признаки физического облика местного населения эпохи бронзы. В этот период, по его мнению, здесь жили племена андроновского варианта протоевропейской расы, представители которых имели массивные мезокранные 1 черепа, низкое и широкое лицо, резко выступающий нос, низкие глазницы, значительно развитое надпереносье. Генетически этот вариант он связал с верхнепалеолитическим кроманьонским типом в широком смысле этого слова. Вместе с тем, исходя из морфологического сходства населения андроновской культуры Казахстана с населением той же культуры Минусинской котловины, Г. Ф. Дебец (1948) высказал чрезвычайно интересное предполо-. жение, что андроновский компонент сложился в степях Казахстана и отсюда проник в Минусинскую котловину.

В литературе имеется антропологическое описание женского черепа андроновского^времени, добытого О. А. Кривцовой-Граковой (1948) на р. Тобол, близ Кустаная. Он был изучен и скульптурно реконструирован М. М. Герасимовым. По ряду признаков он близок черепам из бассейна р. Урала и Алтая (Герасимов, 1955).

Небольшой палеоантропологический материал (6 мужских и 8 женских черепов) эпохи бронзы дали раскопки А. X. Маргулана (1950), К. А. Акишева (1959), А. М. Оразбаева (1958) и С. С. Черникова (1959) в Восточном, Центральном и Северном Казахстане. На основе краниометрического изучения этих черепов В. В. Гинзбург выделил среди них некоторые варианты протоевропейской расы, а также более грацилизированные компоненты, характерные для позднего савромато-сарматского времени. Кроме того, он подчеркнул, что население Казахстана родственно населению не только Южной Сибири и Алтая, но и Заволжья (Гинзбург, 1956, 1958, 1959, 1963).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru