Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Новые материалы и методы археологического исследования - Страница 17 Первобытное общество

Костные останки животных, относящихся, в основном, к копытным видам, позволяют выдвинуть предположение об активной охотничьей деятельности, причем фаунистический состав пещерных комплексов не менялся на протяжении всех трех культурно-хронологических периодов. В целом археологические материалы пещер Конмонг и Манчин позволяют предположить, что культурные изменения на рубеже плейстоцена-голоцена, характерны для всей территории сегодняшнего Кукфыонгского национального парка и в целом карстового района нагорья Чыонг-шон в северном Вьетнаме. Проведенные исследования свидетельствуют о расселении в изучаемом регионе человека современного анатомического вида и о каменных индустриях, по своему облику соотносимых с индустриями, характерными для раннего палеолита. Это убедительно подтверждает гипотезу о том, что эволюционное развитие каменной индустрии и самого человека на рассматриваемой территории происходило в основном на автохтонной основе.

Деревянко А. П., Нгуен ЗиангХай, Нгуен Хак Шу и др. Предварительные итоги исследований российско-вьетнамской археологической экспедиции на территории Северного Вьетнама в 2010-2011 годах // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий: Матер. Годовой сессии ИАЭТ СО РАН, 2012. Т XVIII. Новосибирск, 2012.

Деревянко А. П., Нгуен Зианг Хай, Нгуен Хак Шу и др. Результаты полевых исследований пещеры Манчин (Вьетнам) в 2011 году // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий: Матер. Годовой сессии ИАЭТ СО РАН, 2012. Новосибирск, 2012. Т XVIII.

Деревянко А. П., КандыбаА. В., ЦыбанковА. А. Древнейшие этапы освоения человеком Юго-Восточной Азии: археологические и палеоэкологические данные // Мегаструктура Евразийского мира: основные этапы формирования. Матер. Всероссийской науч. конф. М., 2012.

А. А. Бессуднов

Институт истории материальной культуры РАН, Санкт-Петербург,

Bessudnov_a22@mail. ru

III КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ КОСТЕНОК 14 И ПРОБЛЕМА МАЛОДИАГНОСТИЧНЫХ ИНДУСТРИЙ В КОСТЕНКАХ

Принципиальными вопросами с момента обнаружения III культурного слоя Костенок 14 в 1953 г. (Рогачев, 1955) являлись: 1) проблема соотношения уровня залегания культурного слоя и обнаруженного под ним погребения «негроида» и 2) таксономическая позиция коллекции каменного инвентаря. Если на первый вопрос однозначный ответ найти едва ли удастся (так как вопрос о стратиграфической позиции объектов всегда решается в полевых условиях), то определение/ уточнение культурной атрибуции становится возможным лишь с увеличением численности коллекции каменного инвентаря.

Предположение А. А. Синицына (1982) о возможном отнесении инвентаря III слоя к город-цовской археологической культуре основывалось не на сходстве орудийных форм, а на противопоставлении коллекции раннему граветту типа II культурного слоя Костенок 8. По мере накопления новых материалов становится ясно, что проблема принадлежности III культурного слоя городцовской культуре при отсутствии ведущих для этой культуры типов (костяных лопаточек, «архаичных» типов орудий и др.) еще далека от однозначного решения. Это осложняется общей редуцированностью коллекции: основу типологического набора составляют малодиагностичные изделия, а также обломки орудий и обожженные формы.

В последнее десятилетие силами Костенковской археологической экспедиции ИИМК РАН (руководитель - А. А. Синицын) проводились целенаправленные работы по изучению нижних культурных слоев Костенок 14. На участке наибольшей концентрации находок III культурного слоя (западная часть мыса) было вскрыто порядка 70 кв. м. В результате работ была установлена восточная граница основной концентрации материала и обнаружены по крайней мере три очажно-углистых пятна.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.