Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

От доклассовых обществ к раннеклассовым - Страница 7

Так, целая серия культур IV, III и начала II тысячелетия до н. э., относящаяся к раннему и среднему бронзовым векам, представлена памятниками, опосредованно, но безусловно свидетельствующими о далеко зашедшем процессе социального расслоения общества. Думается, что оно соответствовало полному отделению от материального производства социальной верхушки и связанному с этим действием правового регулятора. К таким памятникам относятся прежде всего громадные погребальные насыпи — курганы, возведенные над могилами вождей скотоводческих народов: майкопская, беденская, триалетская и другие культуры. К примеру, объем насыпи и иных сооружений

3 Заказ 554 в первом кургане у с. Цнори в Кахетии достигал 51 тыс. куб. м. Для ее сооружения по шумерским землекопным нормам потребовалось не менее 23 тыс. человеко-дней 28. Намного большей — около 80 тыс. куб. м — была насыпь кургана Уч-тепе в Мильской степи Азербайджана. На ее сооружение, как полагает К. X. Кушнарева 29, было затрачено около 48 тыс. человеко-дней. При этом пока не подвергается учету тот огромный общественный труд, затраченный на изготовление погребального инвентаря из этих гробниц: золотые и серебряные художественные вещи, бронзовое оружие, колесницы и т. д.

33


В этой ситуации чрезвычайно показательным будет сопоставление «курганных» евразийских культур, о которых только что шла речь, с раннегосударственным объединением Керма в Судане — или же царством, как его именуют многие исследователи 30. Эта цивилизация еще не знала письменности и существовала в конце III—начале II тысячелетия до н. э. Ее наиболее яркой отличительной чертой являются курганные некрополи. Насыпи курганов достигают здесь внушительных размеров — до 90 м в диаметре, хотя, конечно, и уступают в этом кавказским гигантам вроде Уч-тепе и Цнори. Огромны в Керме размеры погребальных камер, в которых были захоронены вожди или цари. Их сопровождала богатая утварь, а также обычно несколько десятков или даже сотен придворных: женщин-наложниц (?), мужчин, детей. В отношении Кермы в настоящее время ведется лишь дискуссия — относить ли это древнейшее государство на территории Судана к разряду рабовладельческих или уже раннефеодальных31. В данной связи мы не видим сколько-нибудь существенных препятствий для дискуссии в том же направлении и в отношении уже упоминавшихся нами кавказских (да и не только кавказских!) курганных культур эпохи ранней и средней бронзы. Типологическое сходство их с памятниками Кермы чрезвычайно выразительное!

Широкое действие правовых норм в древних обществах легко угадывается и на более древних материалах раннеземледельческих культур и отдельных памятников Передней и Малой Азии, датированных еще VIII—VI тыс. до н. э. К ним, например, относится докембрийский Иерихон с его громадными каменными обводными стенами 32. В этой же категории должен рассматриваться и «неолитический город» Чатал-хюйюк с его сложной социотопографией 33. К аналогичным заключениям приводят и исследования более поздних «протогородов» Средней Азии, относимых к концу III—началу II тысячелетия до н. э. С нашей точки зрения, «трехстепенная» структура Алтын-депе говорит об этом достаточно определенно 1 .

Нельзя, конечно же, не упомянуть в этой связи и о серии высокоразвитых культур медного века в Балкано-Кар-патье, датируемых V—началом IV тысячелетия до н. э.35 В их производстве исследователи вычленяют не только сложный и комплексный сельскохозяйственный цикл, но и прежде всего удивительно высокопродуктивное горно-металлургическое дело. При этом практически не вызывает сомнений, что горняки, металлурги и литейщики в этих общественных организмах были строго отделены от основной массы общинников, а это уже позволяет думать об этнокастовом характере общества 36.

Мы не стремимся дать какое-то более точное организационное определение подобным социальным объединениям: к примеру, относить их уже к раннегосударственным или же еще к догосударственным? Во многом это вопрос терминологии и взаимной договоренности в терминах, который, безусловно, давно стоит на повестке дня. В последнее время, например, проявилась тенденция определять подобные структуры особым (и вряд ли удачным) термином — «протогосударство — чифдом» («вожде-ство»). При этом главным признаком такой структуры объявляется наличие права. Так, Л. С. Васильев, развивая концепцию протогосударства — «чифдом», пишет, что наличие или отсутствие легализованных*форм принуждения, опирающегося на волю верхов, облеченного в форму указов и предписаний, эдиктов и распоряжений, «.. .может считаться критерием при отнесении той или иной политической структуры к протогосударству—чифдом или к государству, пусть даже раннему» .

Дискуссия по затронутому здесь вопросу выходит за рамки настоящей статьи. Думается, однако, что в целом эта проблема является более сложной и должна решаться через дешифровку и типологию конкретных структур целого ряда эндогенных факторов существования общества. Последнее вытекает из тесной взаимосвязи и взаимообусловленности структур нормативного фактора с иными.

4 Синицына Н. Е. Обычай и обычное право в современной Африке. М., 1978. С. 6—14; Крашенинникова Н. А. Индусское право. История и современность. М., 1982. С. 42—45. Справедливости ради отметим, что подобные взгляды высказывались задолго до появления названных работ. Так, например, еще в 1915 г. русский правовед С. А. Кот-ляревский писал: «Менее всего в настоящее время было бы основательным представлять себе догосударственный быт каким-то царством личной воли и личного самоопределения, анархической аркадией. Первобытное право связывает человека по рукам и ногам, и в первобытной кровной организации — естественной или фиктивной—личность растворяется без остатка. . .» (Котляревский С. А. Право и власть, М., 1915).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru