Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

От доклассовых обществ к раннеклассовым - Страница 8

5 Черных Е. Н. Проявления рационального и иррационального в археологической культуре //СА. 1982. № 4. С. 11 —14.

6 Именно об этом, например, свидетельствовала приведенная в начале статьи выдержка из работы (см. сн. 1). Более детальное рассмотрение и определение способов общественного воздействия см. в кн.: Венгеров А. Б. Право и информация в условиях автоматизации управления. М., 1978. С. 83—101.

7 По всей вероятности, предложенные авторами структурные блоки нормативного фактора, так же как и относительно дробное членение этих блоков на составляющие, не находят соответствия во взглядах ряда исследователей древних культур. Так, например, Л. Е. Куббель полагает, что «соционормативная функция» культуры проявляется вообще сравнительно поздно. В этом он солидаризуется с понятием «мононормы», выработанным А. И. Першицем: (См.: РегзНИз А. /. ТНе рптШуе Ыогт апс! Из Еуо1и1юп // Сиггеп! Ап1Ьгоро1оду. 1977. V. 18. N 3). «Мононорма», согласно Л. Е. Куббелю, как бы заключает в себе в определенном единстве четыре основные функции потестарно-политической культуры (равно как и культуры вообще): «инструментальной, коммуникативной, сигнификативной и соционормативной» (Куббель Л. Е. Этнические общности и потестарно-политические структуры доклассового и раннеклассового общества//Этнос в доклассовом и раннеклассовом обществе. М., 1982. С. 134—136).

8 Регулирование общественных отношений, т. е. определенная коррекция, возвращающая участников общественных отношений к норме, осуществляется с помощью так называемого механизма обратной связи — информации об отклонениях в поведении этих участников. Проблема регуляторов, норм, обратной связи и т. п. является в своем общенаучном виде одной из основных и фундаментальных проблем кибернетики. Общие определения регуляторов см.: «Круглый стол» «Советского государства и права» о понимании советского права. Выступление А. Б. Венгерова // Советское государство и право. 1979. № 8. С. 63—65; Проблемы методологии и методики правоведения. М., 1974. С. 165—183; О кибернетических основах нормативных регуляторов см.: Афанасьев В. Г. Социальная информация и управление обществом. М., 1975; Он же. Научно-техническая революция, управление, образование. М., 1972; Венгеров А. Б., Лерцик В. А., Само-щенко И. С. Правовые основы автоматизированного управления народным хозяйством в СССР. М., 1979. За рамками статьи остается вопрос о так называемых ненормативных регуляторах — ценностном, информационном и директивном, которым мы намерены посвятить специальное исследование. К последним примыкает и чрезвычайно своеобразный регулятор социальной жизни в древности — так называемый институт предсказаний.

9 Рогинский Я. Я. Проблемы антропогенеза. М., 1977; Карсаевская Т. В.

Социальная и биологическая обусловленность изменений в физическом развитии человека. Л., 1970. С. 25 и сл.; Алексеев В. П. Человек: биология и социологические проблемы//Природа, 1971. № 8. С. 48—50; Он 'же. О самом раннем этапе расообразования и этногенеза//Этнос в доклассовом и раннеклассовом обществе. М., 1982. С. 48 и сл.; Сержантов В. Ф. Философские проблемы биологии человека. Л., 1974. С. 10, 11; Леонович В. В. Философия и естественнонаучное исследование человека: Автореф. дис. . . . д-ра филос. наук. Л., 1975, с. 4.

10 Семенов Ю. А. Как возникло человечество. М., 1966.

11 МаИпоьизМ В. Му*Н т рптШуе рзусЬо1о^у. Б., 1926; 1йет. Сога1 дагс1еп5 апс11Ье1г таечс. Б., 1937; Мет. А заепИПс 1Ьеогу о! 1Не сиИиге. N. У., 1960.

12 Оля Б. Боги тропической Африки. М., 1976.

13 Токарев С. А. Религия и мифология // Мифы народов мира. М., 1982. Т. 2. С. 377.

14 Мелетинский Е. М. Поэтика мифа. М., 1976. С. 37.

15 Дьяконов И. М. Введение // Мифология древнего мира. М., 1977. С. 45—47.

16 См., например, обзор: Синицына И. Е. Обычай и обычное право. . . С. 116—121.

17 Оля Б.  Боги. . . С. 3,  4.

18 Котляр  Е. С. Миф и  сказка Африки. М.,  1975. С.  188.

19 Токарев С. А. Религия и мифология... С. 376—378.

20 Определения отличий правовых норм от моральных восходят еще к Аристотелю. Этими же вопросами занимаются и многие современные правоведы и психологи. Одно из наиболее примечательных, хотя и дискуссионных определений принадлежит, например, основоположнику психологической теории права Л. И. Петражицкому, согласно которому моральное переживание — это чувство обязанности — и только чувство; правовое переживание — это то, которое дополнительно  сопровождается приписыванием  кому-то  правомочия.  См.:

Петражицкий Л. И.  Введение в изучение права  и нравственности.

Основы эмоциональной психологии. СПб., 1908; Ре1гигусЫ Е. Шз1ер с1о паик1 ргауа 1 шога1позс1. ^агзгаша, 1959; Подгурецкий А. Очерк социологии права. М., 1974. С. 32, 50, 250, 251.

21 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 18. С. 272. На это обстоятельство мы хотим обратить специальное внимание, поскольку в исторической литературе можно встретить утверждения, согласно которым, например, писаное право в Месопотамии возникает как стремление сохранить в новых условиях раннеклассового общества «идеалы» первобытнообщинного строя, как идеологическая и социально-психологическая реакция населения на изменение экономической обстановки. См.: Якобсон В. А. Возникновение писаного права в древней Месопотамии // ВДИ, 1981. № 4.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru