Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Палеолит Верхнего Поднепровья - Страница 7 Первобытное общество

Для проведения историографического исследования решающее значение имеет корпус источников. Первостепенное значение имеют литературные письменные источники: и конкретно-исторические работы, и публикации. Особняком стоят немногочисленные справочные издания.17 Немаловажна и мемуарная литература об историках и археологах, помогающая понять многие особенности творчества ученых, а также некрологи.18 Вплотную к мемуаристике примыкают устные воспоминания исследователей (археологов, геологов, палеонтологов, историков, краеведов), с которыми автору приходилось общаться во время многолетних занятий археологией. Среди них М. В. Анико-вич, М. В. Анисюткин, С. Н. Астахов, В. И. Беляева, А. А. Величко, Н. К. Верещагин, В. Е. Гарутг, М. Д. Гвоздовер, М. И. Гладких, Г. П. Григорьев, Г. В.Григорьева, Л. И. Гришин, Ф. М. Заверняев, Л. Л. Зализняк, В. Е. Куриленко, В. А. Падин, Н. Д. Праслов, В. И. Склярук, Л. М. Тарасов, С. М. Цейтлин, А. Л. Чепалыга, Е. А. Шмидт и многие другие. Использованы и разнообразные архивные документы (отчеты о полевых исследованиях, эпистолярное наследие, рукописи, коллекционные описи и т. д.). Многие документы в данном исследовании впервые вводятся в научный оборот.

Археологические источники, полученные в течение более чем столетних исследований палеолита в Верхнем Поднепровье, как одна из категорий исторических источников, имеют преимущество абсолютной непредвзятости и увеличения их фонда, однако их выбороч-ность оставляет некоторую свободу для многозначных толкований. Автор выделяет ключевые памятники, на основе которых строится модель древнейшего исторического процесса в исследуемом регионе.

Этнографические источники способны дать интересные аналогии, но, как правило, не позволяют безупречно воспроизводить модели древних обществ и стереотипы поведения людей в далеком прошлом ввиду территориальной и хронологической удаленности объектов сравнения, а порой и существенных отличий в окружающей природно-климатической обстановке. При этом, осознавая невозможность детальной реконструкции древнейших обществ только на базе археологических источников, автор придерживается сравнительноэтнографического и сравнительно-исторического методов, позволяющих использовать аналогии, возникавшие в других хронологических этапах истории человечества, а также в иных, современных нам, «примитивных» сообществах.

При всей обусловленности научного творчества отдельных ученых исторической обстановкой, социальной ситуацией, взгляды каждого из них индивидуальны и по-разному отражают общее состояние исторической мысли, влияют на ее развитие. Особенно благотворное воздействие оказывают выдающиеся представители исторической науки, которые полнее других воплощают в своем творчестве главные достижения своего времени. По ним в определенной степени равняются (часто в острой дискуссии с ними) другие исследователи. Именно поэтому автору представляется важным включение в исследование персоналий исследователей, тем более что многие биографические сведения, таким образом, впервые оказываются систематизированными и введенными в научный оборот.

Трудно согласиться с А. А.Формозовым в том, что в биографиях исследователей бывают «случайные черты», которые не заслуживают внимания.19 Сам Формозов в последних работах отмечает, оппонируя своей публикации тридцатилетней давности: «На кащдом шагу я видел, насколько отражаются на исследованиях «слишком человеческие» свойства их авторов - приверженность к традиции (безразлично - школы или страны) и боязнь нового; или, наоборот, бездумная погоня за модой; насколько полученный результат искажают совершенно сторонние соображения».20

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru