Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
 Проблемы бакальской культуры Страница - 63 6-05-2014, 20:14 |

В связи с датировкой раннекушнаренковской посуды попутно коснусь находки на курганном могильнике Качка конца IV—V веков близ Перми обломков одного сосуда, отнесенного автором раскопок к типу кушнарен-ковских [Генинг, 1959. С. 205. Рис. 5, 1]. Сосуд (рис, 3, I) имеет высокую прямую шейку, плавно переходящую в слабо раздутое тулово; шейка орнаментирована тремя рядами оттисков полукруглого штампа (полулунницы). разделенных двумя полосками из трех прочерченных линий, ниже которых располагается зигзаг из насечек; венчик оформлен в виде выступающего «карниза». Часть элементов орнамента находит явные параллели в кушнаренков-ской керамике, однако в целом сосуд, видимо, нельзя отнести к собственно кушнаренковской культуре. Интерес может представлять то, что он, несомненно, более раннего времени и обнаружен в могильнике харинского типа, носителей которого большинство исследователей выводит из лесостепного Зауралья, то есть из зоны, где и происходило формирование кушнаренковской керамики.

Нижняя датировка караякуповской керамики — VII век — на данный момент может основываться на ее обнаружении в ряде погребений Манякско-го могильника (погребения 8 раскопа I, погребения 5 раскопа II и др.) [Ма-житов, 1977. Табл. XXIV, 3, 5], что подтверждается и материалами поселений с караякуповской керамикой [Матвеева, 2007. С. 79. Рис. 10, 11]. Таким образом, вопреки мнению В. А. Иванова, караякуповская керамика представлена уже на раннем этапе, во всяком случае, в комплексах VII века, чтс* предполагает, в свою очередь, наличие двух одновременных, но различающихся групп населения — кушнаренковской и караякуповской.

Кушнаренковское население, возможно проникшее в Южное Приуралье чуть раньше, в первой половине VI века, занимает долины рек Белой и Ик. Здесь имеются как относительно «чистые» кушнаренковские памятники, так и «смешанные» разнокультурные. Отдельные немногочисленные группы доходят до левобережья Волги, где в какой-то форме взаимодействуют с населением именьковской культуры (находки кушнаренковской керамики на Пролетарском городище, Щербетьском I, «Курган», Карлинском I и др. селищах) [Сташенков, 1996]. Группа населения с караякуповской керамикой появляется не позднее первой половины VII в. и занимает в основном Икс-ко-Бельское междуречье [Матвеева, 2007. Рис. 1]. Возможно, что караякуповская группа населения первоначально численно уступала кушнаренковской.

На протяжении VIII—X веков как кушнаренковская, так и караякуповская керамика меняет свой облик — она становится более приземистой, с шаровидным или реповидным туловом, шейки прямые цилиндрические или отогнутые наружу; меняется орнаментация. Более подробно поздняя кушнаренковская и караякуповская (собственно караякуповская по В. А. Иванову) керамика проанализирована в названных выше работах, к которым я вновь и отсылаю. В данном случае принципиально то, что изменения коснулись обоих типов керамики, а, отмечая длительность сосуществования этих групп населения на одной территории, часть керамики попросту становится синкретичной по форме и орнаментации. Нельзя не учитывать и взаимодействие с другими группами населения, отразившееся на «гибридности» некоторых сосудов, например, использование шнуровой орнаментации. Более чистое развитие позднекушнаренковской керамики представлено, по-види-мому, в западных памятниках типа Болыне-Тиганского могильника [Казаков, 1981а; 19816], а позднекараякуповской и синкретичной кушнаренков-ско-караякуповской — в памятниках севера и северо-востока Башкирии (Ху-саиновские, Лагеревские (поздняя часть), Старо-Хадидовские и др. курганы) [Мажитов, 1977; 1981а]. Смешанные кушнаренковско-караякуповские керамические комплексы характерны и для памятников VIII—IX веков горно-лесного Зауралья (могильник Граултры и др.) [Боталов, 2000, рис. 34].

Статистико-типологическое сравнение кушнаренковских конца VI — начала VIII веков и караякуповских середины VIII—IX веков материалов по погребальному обряду, вещевым комплексам и керамике, проведенное В. А. Ивановым [1999. С. 43—61] и приведшее его к выводу об их культурном своеобразии, закономерно по своим результатам. Представляется, однако, что при таком асинхронном сопоставлении названных культур их различие в значительной степени определяется хронологическими изменениями, не отрицая и наличия этнокультурной специфики их составляющих (см. выше). К примеру, сопоставление по тем же критериям комплексов VI—VII и VIII— IX веков ломоватовской, неволинской, поломской и других культур выявило бы такую же «культурную» их дифференцированность. Этнокультурную же специфику кушнаренковской и караякуповской керамики никто не оспаривает.

Таким образом, было бы правильнее объединять кушнаренковский и ка-раякуповский типы памятников в одну археологическую культуру, понимая ее как некую этнокультурно родственную общность, с выделением кушна-ренковского и караякуповского компонентов (АЭТ по В. Ф. Генингу). Последнее более принципиально и четче проявляется на ранних этапах — в VI—VIII веках. Правомерным было бы и двойное название этой культуры (общности) — кушнаренковско-караякуповская.


 
Разместил: admin

html-cсылка на страницу
BB-cсылка на страницу

Комментарии

 

 

Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

 

Www.istmira.ru