Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
 Проблемы бакальской культуры Страница - 65 6-05-2014, 20:14 |

Таким образом, на исследованных поселениях кушнаренковская керамика присутствует лишь как одна из этнокультурных групп. На Кузебаевском I городище ее доля составляет 15,6%. Данные о численном соотношении различных групп керамики на Благодатском I и Верхнеутчанском городищах в публикациях отсутствуют, известно лишь, что на первом из них обработаны те или иные параметры 400 кушнаренковских сосудов.

В целом представленная на перечисленных городищах кушнаренковская керамика (рис. 2) типична для периода конца VI — начала VIII веков. Она лепная, тонкостенная, изготовлена из хорошо отмученной глины с примесью песка. Цвет внешней поверхности от светло-коричневого и охрового до темно-серого, почти черного, она тщательно заглажена с помощью воды. Шейка, плечико, верхняя часть тулова, иногда и дно сплошь покрыты узором. Основной орнамент состоит из прочерченных горизонтальных линий, группирующихся поясками, рядов косопоставленного мелкозубчатого штампа, крестообразно пересекающихся насечек, прочерченных зигзагов, елочек, штампов-«гусеничек» и пр. По степени высоты и отогнутости шейки, характера перехода к тулову и его раздутости выделяются типы посуды [Ютина, 1984. С. 59; Казанцева, Ютина, 1986. С. 120—121; Останина, 2002. С. 39—41].

Выделение на материалах Благодатского I и Верхнеутчанского городищ поздней группы кушнаренковской керамики IX—XI вв. (рис. 2, 1, 17, 19) [Ютина, 1984. С. 59; Казанцева, Ютина, 1986. С. 121. Рис. 3] представляется неправомерным. Во-первых, вызывает удивление присутствие здесь XI века. Во-вторых, позднекушнаренковская керамика второй половины VIII — первой половины X веков, представленная в Болыпе-Тиганском, Танкеевском и других могильниках, в целом имеет уже иной облик [Казаков, 19816. Рис. 8; 2007. Рис. 17—19]. В третьих, кушнаренковская керамика Кузебаевского I городища, верхняя хронологическая граница которого не выходит за пределы VII века [Останина, 2002. С. 54—55. Рис. 2], совершенно идентична происходящей с Благодатского и Верхнеутчанского городищ, включая и «позднюю» группу. И, наконец, опубликованные вещевые комплексы Верхнеутчанского и Благодатского I городищ [Голдина, 1999. Рис. 134, 135] в целом не позднее VIII века.

В материалах Кузебаевского I городища Т. И. Останина выделяет также караякуповскую керамику [Останина, 2002. С. 41—42] (рис. 3, 2—10), достаточно многочисленную по ее мнению (161 сосуд — 12,5% от общего количества). Данный керамический комплекс по-видимому еще нуждается в дальнейшем анализе и интерпретации, так как часть сосудов по форме и орнаментации близка собственно верхнеутчанской, часть может являться результатом смешения местной посуды с кушнаренковской (обеднение орнамента и т. п.). Полностью отсутствует и характерная для караякуповской керамики орнаментация «жемчужинами» — круглыми выпуклостями на поверхности сосуда в результате выдавливания ямок изнутри.

Судьба данной группы кушнаренковско-караякуповского населения, проживавшего совместно с именьковскими и верхнеутчанскими группами, после VIII века не совсем ясна, что напрямую связано с недостаточной выяв-ленностью и изученностью археологических комплексов последующего времени в южной части Камско-Вятского междуречья.

Присутствие небольшой группы позднекушнаренковско-караякуповского

Рис. 2. Керамические сосуды кушнаренковского типа из памятников Южной Удмуртии (по Т. К. Ютиной и Т. И. Останиной):

1-4 - Верхнеутчанское городище; 5-10,12-15 - Кузебаевское I городище; 11,16-19 - Благодатское I городище

К.


Рис. 3. Сосуды кушнаренковско-караякуповского круга:

1 - обломок сосуда кушнаренковского типа из курганного могильника Качка (по В. Ф. Генингу);

2-10 - сосуды караякуповского типа из Кузебаевского I городища (по Т. И. Останиной)

Населения в верхнем течении реки Чепцы на севере Удмуртии позволяет предполагать материалы Варнинского и Тольенского могильников полом-ской культуры. Эта группа может быть вычленена исключительно по находкам керамики, отличающейся по форме и орнаментации от местной погребальной посуды — преимущественно чашевидной с округлым или округло-уплощенным дном, с примесью раковины, орнаментированной защипами или вдавлениями по венчику, многорядным шнуром и оттисками решетчатого штампа по шейке и верхней части тулова (типичная посуда VIII—IX веков представлена, например, на могильнике Мыдланынай).

Число сосудов, относимых нами к кругу позднекушнаренковско-караяку-повских, на поломских могильниках невелико. Так, из 281 сосуда из опубликованной части Варнинского могильника [Семенов, 1980. С. 53—55. Табл. XXIX] к ним могут быть отнесены четыре (рис. 4, 3, 11). Еще три подобных сосуда (рис. 4, 13, 20, 24) обнаружены при раскопках памятника в 1984 году (материалы не опубликованы; в коллекции свыше 50 сосудов) [Семенов, 1984]. Из 120 сосудов Тольенского могильника к позднекушна-ренковско-караякуповским могут быть отнесены шесть (рис. 5, 4—6, 13, 14) [Семенов, 1988. С. 35—36. Рис. 8]. Доля подобных сосудов, таким образом, составляет на Варнинском могильнике около 2%, на Тольенском — 5%. Еще несколько сосудов, орнаментированных сочетанием многорядных оттисков шнура с расположенными ниже прорезными линиями или отпечатками гладкого штампа в виде зигзага, могут иметь «гибридный» характер.


 
Разместил: admin

html-cсылка на страницу
BB-cсылка на страницу

Комментарии

 

 

Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

 

Www.istmira.ru