Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Становление и первоначальное расселение Страница - 91

Подведем итоги относительно места и времени первоначального проникновения человека на территорию Австралийского континента.

Гипотеза Фридмэна-Лрфгрена о двух путях проникновения человека в Австралию по-своему объясняет историю формирования аборигенного населения континента' Правда, у меня остаются некоторые сомнения относительно предполагармого расселения через остров Тимор, который находится все же слишкрм далеко от австралийского берега (по крайней мере в 60 км.). Конечно, мйе могут возразить, что глубина океана в этой его части невелика: даже сейчас она едва достигает 45 м, а в плейстоцене была еще меньше, вследствие чего из воды могли выступать многочисленные островки, образующие «мост» в направлении континента. Но не следует забывать, что Новая Гвинея в ту пору имела непосредственное соединение с Австралией, и путь черрз нее был, во всяком случае, предпочтительнее. Кроме того, как было сказано выше, именно на Новой Гвинее был найден череп индивидуума, относящегося к тальгайско-кохунскому массивному типу. Эти факты наводят на мысль, что предки обеих волн первоначального заселения Австралии прошли через Новую Гвинею. Сторонники одной волны первоначального заселения Австралийского континента также рассматривают этот остров как единые «ворота в Австралию». Я все же считаю более обоснованной гипотезу двух волн, прошедших в разное время через Новую Гвинею с островов, составляющих теперь Индонезию, в частности — с Явы. Аргументом в этом отношении может служить сходство древнеавстралийских и, отчасти, современных черепов, с находками из Нгандонга, отмеченное Ф. Вейденрейхом и проанализированное в работе JI. Шотта (Schott, 1992). На рис. 12 представлены совмещенные обводы черепов Нгандонг 1 (Ява) (1) и WLH-50 (Вилландра Лэйкс Австралия) (2), подтвердающие точку зрения этих исследователей. Обратим внимание на тот факт, что с нгандонгским черепом обнаружил сходство экземпляр, принадлежащий к тальгайско-кохунской эволюционной линии. Ф. Вей-денрейх констатировал также близкое сходство яванских черепов раннего голоцена (а возможно, более древних) из Вадьяка на Яве с черепом из Кейлора. Экземпляр Вадьяк 1 характеризуется типично австралоид-ным краниологическим комплексом: долихокрания (указатель — 72,52), сильно выраженные надбровные дуги, низкие орбиты (33 мм.), довольно большая высота свода — 140 мм., невысокое (73,1 мм), широкое лицо (140 мм.), широкое носовое отверстие (30 мм), прогнатизм. Отличия от кейлорского черепа в общем сводятся к большей высоте свода и ширине лица яванского экземпляра. Этот тип был распространен также в континентальных районах Юго-Восточной Азии. В частности, череп № 84 MDM

Рис. 12.

Сравнение черепов Нгандонг 1 (1) и WLH 50 (Австралия) (2).

Ml из Вьетнама — Май Да Нуок имеет следующую морфологическую характеристику: долихокрания (указатель 70,81), лицо низкое (62 мм.), носовое отверстие широкое (29 мм), орбиты низкие (32 мм.), прогнатизм, большая высота «крышеобразного» свода (141 мм), большой объем мозговой коробки (1429 см3). Высокий свод и большой объем являются отличительной чертой кейлорского типа, в отличие от тальгайско-кохунского и современных аборигенов. Следовательно, среди ископаемых форм Юго-Восточной Азии можно найти корни обоих главных протоавстралийских вариантов. Развивая далее рассуждение о сходстве австралийских черепов с позднеплейстоценовыми находками Азии, можно упомянуть также, что череп Май Да Нуок имеет много общих черт с китайским экземпляром из Лю Чан. Вьетнамский антрополог Нгуэн Лан Куонг (Nguyen Lari Cuong, 1986) приходит к однозначному заключению, что оба упомянутых выше черепа имеют четко выраженные особенности австралоидного краниологического комплекса. Несомненно, что и более древняя, широко известная находка с территории Китая — кальвариум Дали, несмотря на его крайне архаичный облик, несет в себе черты протоавстралоидного типа — гипер-долихокранию, массивные надбровные дуги, широкое грушевидное отверстие, низкое лицо, низкие орбиты. Интересно отметить, что по времени (и в значительной мере — по морфологии) индивидуум из Дали сближается с африканским «австралоидным» черепом из Флорисба-да, считающимся типовым экземпляром для таксона Homo helmei, черты которого явно присутствуют в Австралазии и Южной Америке (Австралазия — регион, включающий Юго-Восточную Азию, Австралию, Океанию, Новую Зеландию и примыкающие к ним острова Тихого Океана).

Вопрос о времени первоначального проникновения человека на Австралийский континент тесно связан с историей заселения Новой Гвинеи. Поскольку Торресов пролив образовался сравнительно поздно, проблема перехода групп людей с территории Новой Гвинеи в Австралию в верхнем плейстоцене просто не существовала. Но Австронезия в целом была отделена от Азии, и проникнуть в Новую Гвинею с севера можно было только морским путем. Эпоха древнейших мореплавателей, как было показано в предыдущих главах, приходится в основном на период 30-40 тыс. лет назад. Конечно, мы не знаем, какими плавательными средствами располагал человек в те времена, но есть основание считать, что мы скорее недооцениваем его возможности. Известно, например, что аборигены Австралии использовали довольно широкий спектр таких средств — от самых примитивных (плавательное бревно) до разнообразных плотов, связанных из одного или двух слоев бревен и лодок, сделанных из коры. Сторонники единой миграционной волны как раз считают (во всяком случае в 90-х годах прошлого века считали) 40 тыс. лет до современности временем появления первого человека в Австралии. Однако, поступающие в течение последних десятилетий новые материалы заставляют усомниться в том, что эта дата является предельной.. На крайнем севере материка, в области Арнхемленд, археологи обнаружили древние стоянки предков австралийских аборигенов — Малакунанья 2 и Наувалябила. Древность этих местонахождений — от 50 до 60 тыс. лет до современности. Датировка древнейших известных на данный момент останков человека в Австралии (Мунго 3) свидетельствует приблизительно о таком же возрасте первых следов человека на этом континенте — 62 ООО ±6000 лет (комбинация методов электронно-спинового резонанса и урановых серий). При исследовании следов пребывания человека в месте раскопок под скальным навесом Джинмиум (Jinmium), применение термолюминисцентного метода датировки показало древность 100 тыс. лет. Некоторые исследователи предполагают, что появление первых людей в Австралии имело место еще гораздо раньше — до 200 тыс. лет назад (!) (Kershaw et al., 2000). Столь древние даты кажутся маловероятными, т. к. сразу же возникает вопрос о преодолении водных пространств. Однако, если мы вспомним, что на остров Флорес человек проник по данным археологии уже 0,8 млн. лет назад (Kennedy, 2000), хочется проявить осторожность в оценках времени миграций человека. Кроме того, в науке нет еще согласия относительно датировок ряда палеоантропологических находок привлекаемых для сравнения: в частности нгандонгские черепа до сих вызывают споры, и есть даже попытки «удревнить» их до 200 тыс. лет. Это по-новому поставило бы вопрос о древности первых людей в Австралии. В настоящее время разброс мнений по данной теме очень широк. Мне представляется, что предпочтение в этом вопросе нужно отдать тем работам, в которых авторы проводят обширный сравнительный анализ с критическим обзором накопившихся данных. В связи с этим, по моему мнению, следует обратить внимание на детальную статью австралийских антропологов Р. Г. Робертса и Р. Джонса (Roberts & Jones, 2000), в которой авторы приходят к выводу, что все наиболее достоверные современные датировки первоначального заселения Австралии позволяют на данный момент считать дату 60 тыс. лет как наиболее вероятное и реальное время первоначального появления человека в Австралии. Неудивительно, что по современным данным та же датировка принимается для первоначального заселения Новой Гвинеи, проникнув на территорию которой, люди уже беспрепятственно расселились далее по землям Австралии. Здесь, как и во многих других случаях, описанных в предыдущих главах, следует учитывать различный смысл понятий «первоначальное проникновение» и «заселение». До сих пор речь шла о древнейшем эпизоде появления человека на Австралийском континенте. Заселение последнего было долгим и сложным процессом, занявшим тысячелетия, что несомненно связано с природными особенностями Австралии. Климат этой страны исследователи называют экстремальным (Девидсон, 1997). Это — самый засушливый континент мира, особенно в центральных регионах, которые лишь очень условно можно назвать пригодными для жизни человека. При этом, по геологическим данным, Австралия только за последнее тысячелетие трижды претерпела катастрофические наводнения, производившие опустошения среди населения и приводившие к длительному сокращению жизненных ресурсов. Естественно, это становилось причиной периодического вымирания больших групп населения, так что многие регионы неоднократно заселялись человеком заново (Девидсон, 1997). Остается только удивляться воле и упорству многих поколений коренных австралийцев, которые не только выжили, но и создали уникально адаптированную к условиям этого не очень инента. До прихода европейцев численность або-Австралии, по расчетам специалистов, равнялась час осталось несколько десятков тысяч). Местная

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru