Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Становление и первоначальное расселение Страница - 95

Жители всех островов имеют общее происхождение, что доказывается сходством по физическому типу, языку и культуре. Полинезийцы — высокорослый народ (170-173 см. у мужчин), характеризующийся темносмуглым (но не черным) цветом кожи, незначительным развитием волосяного (рост бороды — до среднего), небольшим лицевым >|ольно широкий, средне выступающий. Очень ши-[кэности головного указателя — от долихокефалии до брахикефалии. При этом области распространения долихокефалии, т. е сохранения более древнего комплекса, локализуются главным образом на Зеландии и на острове Пасхи, тип полинезийцев — один из «нейтральных», тносящихся к какому-либо крупному подразделению человечества, комплексов черт внешности, которые были характерны для недифференцированных групп человечества, локализованных в Юго-Восточной и Восточней Азии. Это подтверждается краниологическими данными, основанными на сравнении с позднеплейстоценовыми черепами из Верхнего Грота Чжоукоудянь. В работе Я. Я.Рогинского и М. Г. Леви-

Покрова на лице и теле прогнатизмом. Нос дое рок диапазон вариабел


Периферии — в Новой Антропологический «контактных» т. е. не с


На (1978) произведено по различным rpynnais


Сравнение черепа № 101 из этой серии с данными современного человечества. Наибольшее сходство с этой находкой обнаружила полинезийская выборка. Аналогичные результаты получены американскими исследователями (Cunningham & Jantz, 1997). Позже, при еще более детальном сравнительном анализе было показано, что че реп № 101, известный как «эталонный» экземпляр недифференцированного «восточного» (австрало-американоидного) комплекса «очень близок» по набору антропологических характеристик к населению острова Пасхи. Кстати, современное население последнего считается в наибольшей мере представительным для исходной популяции, заселившей Полинезию.

Археололог Г. Ирвин в 1989 г. (cit. after E. J. Dixon, 1993) в сформулированной им концепции «колыбели мореплавателей» подробно исследовал проблему становления полинезийской и меланезийской культур в области, простирающейся между островами от Юго-Восточной Азии до Соломоновых островов, где развивалась и совершенствовалась культура мореходства, позволившая 3,5-4,0 тыс. лет назад людям совершить прорыв в далекие области Тихого океана. Эта экспансия за пределы «колыбели мореплавателей» связана с археологической культурой Лапита, возникшей 4 тыс. лет назад, которая дала мощный стимул развития мореплавания, доведенного до совершенства группами полинезийского этноса. Океанские лодки полинезийцев достигали в длину 40 метров и могли вместить 100-150 человек, а также домашних животных, культурные растения и все необходимое для быстрого освоения вновь найденных земель.

В настоящее время имеется антропологический материал по протопо-линезийским группам, в частности — по древнему населению о-ва Ватом (архипелаг Бисмарка), который исследователи относят к создателям культуры Лапита и связывают с предками полинезийцев (Houghton, 1989). Американский одонтолог К. Тернер (Turner, 1989), изучивший морфологию зубов в черепах из культурного слоя Лапита, говорит об этой культуре, как определенно относящейся к древнейшему населению Полинезии и доказывает связь последнего с населением Юго-Восточной Азии.

Конечно, описанные древнейшие протополинезийские материалы позволяют датировать истоки формирования этноса «мореплавателей солнечного восхода» (по выражению этнографа П. Бака), но расцвет этой своеобразной культуры приходится на более позднее время. Поэтому одни авторы считают датой первоначального заселения Полинезии 4 тыс. лет до современности (т. е. начало инвазии в Полинезию культуры Лапита), другие называют более позднее время, отражающее широкое расселение полинезийских мореплавателей по всем островам Тихого Океана. Вторую дату определить труднее вследствие отсутствия археологических материалов, но в данном случае она важнее. Здесь на помощь приходят «этноге-нетические предания» океанийских народов. Анализируя сходство имен в генеалогиях полинезийцев-жителей разных островов, этнографы (в первую очередь Перси Смит) подсчитали число поколений, в течение которых встречаются аналогичные имена. В результате соотвтствующих расчетов было показано, что человек проник в Полинезию примерно 2300 лет назад и заселение островов должно было начаться в середине V века до н.

Э. Этот результат, конечно, имеет свои недостатки, в частности сомнительно, чтобы генеалогическая информация сохранялась в течение столь долгих периодов времени. Однако, известно, что у народов, не имеющих письменности, предания отличаются особенно долгим сроком жизни.

Наиболее убедительно разработана концепция заселения Полинезии в работах известного этнографа Питера Бака — наполовину полинезийца, по материнской линии носящего также имя Те Ранги Хироа (Те Ранги Хироа, 1950). Этот исследователь считает, что предки полинезийцев жили в Индонезии и инвазию в Океанию начали по «северному» пути, т. е. через Микронезию. Далее на пути мореплавателей встретился архипелаг Таити, где они в первую очередь открыли и заселили остров Раиатеа, который, по мнению Те Ранги Хироа, был той самой легендарной прародиной полинезийцев, которая в их легендах именуется «Гаваики». (На этот счет, надо сказать, существуют самые различные мнения). Архипелаг Таити, начиная с V в. н.э., сделался центром расселения древних полинезийцев в Тихом океане по всем направлениям. Вскоре мореплавателям удалось открыть и заселить Маркизские острова. Расселяясь с Таити на юго-запад, полинезийцы нашли архипелаг Кука, на северо-запад — атоллы Манихи-ки, Тонгарева и Ракаханга, на восток — Туамоту и Мангарева. Так, шаг за шагом, приобретал современные контуры океанийский культурно-исторический мир Полинезии. Далеко в стороне лежали Новая Зеландия и остров Пасхи. Они были заселены людьми в последнюю очередь и тоже вошли в число полинезийских земель.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru