Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Жизнь первобытного общества Страница - 11

По словам охотников эвенков, они с лета примечали, много ли белка сушит грибов и как их сушит. Если грибов в тайге много, а белка сушит мало — значит много в лесу шишек и белке грибы не нужны. А тут уже легко, говорят эвенки, догадаться, каков будет охотничий промысел и где искать в этом году белку. Если больше в лесу лиственных шишек, белка уйдет в лиственные леса, промысел будет легким, потому что в лиственном лесу белку издали видно на дереве. Если уродилась кедровая или еловая шишка, белка уйдет в густые кедровые леса и темные мшистые ельники, найти ее тогда будет нелегко, промысел будет трудным. Примечать, говорят эвенки, надо и то, как белка сушит на зиму грибы: если сушит на ветках, расположенных низко к земле, зима будет малоснежной; если сушит на ветках, расположенных высоко от земли, надо ждать большие снегопады, «высокий снег». Когда белка начинает ремонтировать к зиме свои гнезда и строить взамен старых новые, таежные кочевники эвенки примечают, как утепляет белка гнездо: если мало и не тщательно, то зима будет мягкая, без больших морозов, если тщательно — надо ждать больших морозов. По количеству запасенного белкой на зиму корма эвенки старались предугадать, насколько длинной будет зима: если белка готовила на зиму большие запасы корма, можно было ожидать затяжной зимы; если запасы корма были небольшими, зима должна быть короткой, с ранними оттепелями и дружной весной.

Подобно наблюдениям за белкой, эвенки охотники вели наблюдения за проявлением инстинктивной приспособляемости к внешней среде других зверей; стал раньше времени запасать на зиму корм бурундук — зима будет ранней, весна — поздней; притихшие неожиданно среди ясного дня пичужки (чичакан) указывали на приближение в зимнее время пурги, а в летнее — грозы; ожившие неожиданно среди непогоды пичужки столь же определенно, по мнению эвенков, подсказывают, что непогода скоро кончится.

При скудной и непостоянной добыче эвенки вынуждены были совершать частые перекочевки по тайге, проходя за год огромные расстояния. К потребностям кочевого таежного быта приспособлено было их жилище — легкий шалаш, покрытый шкурами, а летом — берестой. Он прост по устройству и может быть сооружен в любых условиях. И вместе с тем шалаш-чум по-своему был достаточно приспособленным жилищем для таежного быта, Остов чума составляли тонкие жерди, которые вырубались на месте, где сооружался чум. Остов покрывался покрышкой из трех полостей. Полости шились на зиму из хорошо продымленной ровдуги (замши местного производства) , для лета — из бересты. При этом бересту подвергали специальной обработке: свертками парили в котле над костром, подсыпая в котел золы, т. е. подвергали обработке щелочным раствором. В результате обработки береста не ломалась на холоде, становилась мягкой, как ровдуга, не горела на огне. У эвенков даже есть пословица: «Выпаренная в щелоке береста — плохая растопка для костра». Из свертков бересты сшивалась покрышка чума. Чтобы иголка не застревала в бересте и шить было легко, края бересты смазывались жиром. Сшитые полости — нижняя, средняя и верхняя — натягивались на остов чума последовательно одна за другой и прикреплялись к остову ременными завязками. Верх чума оставлялся открытым для выхода дыма. В качестве двери использовался левый край нижней полости, который делался для этой цели несколько большим.

Посреди чума устраивался небольшой костер. Дрова для костра кололись из сухостойной сосны, следовательно, наиболее сухие, жаркие, малодымные, дававшие наименьшее количество искр и горящие ровным спокойным пламенем. Кололись дрова длинными толстыми лучинами, складывались в костер с одного конца и с одной стороны, от дверей. Продвигая постепенно прогоревшие концы в центр костра, хозяева чума поддерживали нужной величины пламя, обогревавшее и освещавшее чум. Дым выходил с потоком теплого воздуха через открытый верх чума. Коническая форма жилища способствовала максимальному отражению теплоты сверху вниз, к основанию чума. Поэтому в чуме даже в морозы было довольно тепло. Остальная площадь чума устилалась мелкими хвойными ветками, прикрывавшими землю. Садясь, люди клали поверх хвойной подстилки невыделанную сухую шкуру. Над костром прикреплялась поперечная жердь, на нее навешивались очажные крюки. По краям основания размещались приспособленные для вьюка меховые сумки разных размеров и назначения. В них хранились вещи "домашнего обихода и пр. Ложась спать, эвенки подстилали оленьи шкуры-постели и залезали, раздевшись, в спальные меховые мешки (одеяла).

Спальный мешок шился из оленьих шкур, шерстью внутрь; его делали широким кверху и узким к ногам. Сверху вниз по одной из сторон (нижней) мешок разрезался пополам. К краям пришивались ременные завязки, позволявшие увеличивать и уменьшать объем мешка в зависимости от количества спящих. Ложась на

33


З А. Ф. Анисимов

Оленью шкуру, человек влезал в мешок ногами. Края разреза он тщательно подбирал под себя, при надобности стягивал мешок завязками, оставляя свободной лишь верхнюю часть. Если становилось холодно голове и плечам, их можно было прикрыть наглухо. Испарина от дыхания, оседая на отвороте спального мехового мешка, не беспокоила спящего, предохраняя лицо от отмораживания. Спали эвенки в мешках голыми. Пропотевшая за день одежда должна была просохнуть тем временем на морозном сухом воздухе. Поутру, одевшись во все сухое, человек согревал ее теплом своего тела и сухая одежда надежно защищала его от холода.

При переходе на новое стойбище покрышку чума свертывали рулоном и навьючивали на оленей. На месте старой стоянки оставался лишь раздетый остов чума — «тень» живого жилья на кочевом пути. Под вечер олений караван (аргиш) оставлял обжитую стоянку и трогался в путь. Впереди, прокладывая тропу, ехал верхом на олене глава семьи. Под ударами длинного ножа на древке (кото) падали по сторонам лишние ветки, мешавшие аргишу. За главой семьи ехала хозяйка, ведя на поводу навьюченных оленей. Аргиш двигался в темноте по тайге, не сбиваясь с пути и безошибочно приходя туда, куда направлялся заранее. На новом месте развьючивали усталых оленей и за какие-нибудь полчаса устраивали новый чум.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru