Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Жизнь первобытного общества Страница - 13

Имеет множество специальных изобретений, и хотя это, по существу, неолитическая культура, не имеющая металла, но по-своему она высока... Для каждой отдельной вещи есть какое-либо особое оружие. Например, ранили тюленя, надо чтобы кровь раненого зверя не вытекала из раны, — есть специальная костяная затычка для того, чтобы заткнуть рану. Убитого тюленя надо тащить к берегу — для этого есть специальный ремень и специальный метод завязки. На челноке должно лежать копье — для копья есть специальное костяное место, для наконечника копья — другое место, сделанное из кости и дерева». «Сверху на обивке каяка есть 6 или 10 костяных палочек, за каждую из них зацеплен запасный наконечник. Спереди костяной круг, обвитый длинным ремнем. Когда эскимосу надо бросить гарпун в тюленя, он снимает один из поплавков и надевает наконечник па древко, на котором наконечник сидит совершенно свободно. Затем он снимает длинный ремень и привязывает его к наконечнику специальным ремешком. После меткого броска наконечник. войдет в тело тюленя, в сало, а древко отскочит в воду. Охотник потянет за длинный ремень, тотчас наконечник поворачивается в ране, как застежка. Убитого тюленя подтягивают к каяку, отвязывают поводок и привязывают сзади каяка».53 В другом месте своей работы В. Г. Богораз по поводу эскимосского челнока указывал, что «их челнок из кожи (по-эскимосски каяк), сидя в котором человек превращается в одно целое с челноком, не только не боится опрокинуться, но позволяет человеку наподобие утки делать сальто-мортале. В каяке человек настолько защищен от опасности удара волны, что может выходить в море даже тогда, когда большие суда не решаются выйти. В своем челноке эскимос, одетый в пЛащ из кишок тюленя, моржа или белого медведя, представляет нечто вроде «ваньки-встаньки» — каков бы ни был удар волны, как только волна сойдет, человек снова принимает прежнее положение. Плащ из кишок очень легок и непромокаем. Эскимос, садясь в каяк, обвязывает края плаща вокруг отверстия каяка так, что каяк превращается в пузырь».54 «С другой стороны, — писал В. Г. Богораз, — у них есть метательный дротик с двумя расходящимися концами. Такой дротик употребляется для охоты на морскую птицу. Как известно, морская птица плавает стаями. Стоит бросить такой дротик в стаю птиц, как они начинают, пугаясь, бросаться в разные стороны и налетают прямо на расставленные концы дротика. Таким дротиком можно сразу подрезать 5—6 птиц».55

У чукчей-оленеводов материальная культура была приспособлена к потребностям оленеводческого хозяйства. Жизнь чукчи-оленевода проходила в уходе за стадом. Крайне подвижное, полудикое оленье стадо требовало неустанного наблюдения. День и ночь пастух чукча находился при стаде, передвигался вместе с ним, спал походя, на снегу. Для него покрой и форма одежды должны были исходить именно из этой насущной жизненной потребности. Чукотская форма одежды разрешила проблему сохранения тепла при этих специфических условиях быта с поразительным совершенством. «Принцип покроя чукотской одежды, — писал В. Г. Богораз, — таков: две шкуры сшиваются мездрой вместе, мехом наружу. На этом же принципе построен и покрой обуви, чулок, шапки и всего остального. Шапка облегает голову, как капор, бока ее соединены широкой кожаной лентой. Если чукче жарко, стоит ему лишь тряхнуть головой, как шапка падает на плечи, с другой стороны, если ему холодно, он надевает шапку плотно на голову, стягивает концы и прижимает шапку».56 «Чукотская кухлянка широка в плечах, а на концах рукавов и у пояса уже. Ворот застегивается на очкур и может стоять дыбом. Рукава в верхней части так широки, что можно внутри вынуть из них руки и сложить их на грудь. Чукчи греют руки на голой груди... Если ночь настигает чукча в тундре, он затягивает очкур и ложится спать прямо на снегу».57 У кухлянки «спереди имеется подбровник, необходимый для того, чтобы дыханье не замерзало вокруг лица. Поэтому, лежа на снегу, можно свободно дышать, дыхание будет садиться снаружи на обшивку подбровника, а когда встанешь и встряхнешься, лед осыпается с подбровника».58

Описывая орудия алеутов, И. Вениаминов указывал: «Наконечники стрелок, особенно бобровых, делаются всегда в такой пропорции с тяжестью древка, что стрелка не тонет и стоит в воде перпендикулярно, выказываясь из оной около фута».59 Об алеутской байдарке И. Вениаминов писал, что она настолько «совершенна в своем роде, что и самый математик очень немного и даже едва ли что-нибудь может прибавить к усовершенствованию ее морских качеств».60 «Все изделия алеутов, — заключал И. Вениаминов, — как например промысловые орудия и байдарки, так и национальная их одежда, доведены, можно сказать, до возможного совершенства в своем роде. Все доказывает, что много было думано и обдумано, чтобы всякая вещь была удобна и пригодна для своего назначения».61

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru