Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Жоховская стоянка - Страница 3 Первобытное общество

REFERENCES............................................ 105

ILLUSTRATIONS.......................................... 117

ABBREVIATIONS.......................................... 175

ВВЕДЕНИЕ

Жоховская мезолитическая стоянка, давшая название предлагаемой вниманию читателя книги, находится далеко в Арктике, на одном из небольших островов архипелага Де-Лонга в Восточно-Сибирском море, под 76° с. ш. В этой высокоширотной области имеется сравнительно немного суши, на большей ее части развито современное оледенение, а обитаемых мест и сегодня немного. Трудно сказать, как много людей обитает постоянно в этих широтах, но, скорее всего, счет их ограничивается первыми тысячами, распределенными на островах Канадской Арктики и в Гренландии. Тем не менее, было установлено, что первые (?) поселенцы появились здесь (т. е. в районе современного о. Жохова) еще 8000 л. н. Следует сразу предупредить возможные критические возражения в адрес названия, избранного для книги — т. е. использование терминов «стоянка» и «мезолит». Что касается последнего, то правомерность использования этого термина, бывшего модной темой дискуссии в нашей науке на протяжении длительного времени, рассмотрена в гл. III, и, с моей точки зрения, не вызывает сомнений, поскольку он в равной степени информативен и для стороннников, и для противников его применения, на каком бы языке они ни говорили. Термин «стоянка» широко применим к самым разным памятникам каменного века, хотя в данном случае, как показано ниже, речь идет о базовом лагере древних охотников, сезонность которого, к сожалению, до сих пор не вполне ясна.

Особенности географического положения, а равно и история открытия памятника изложены в соответствующих разделах исследования, и здесь следует лишь отметить, что, как часто бывает, этот уникальный памятник был открыт совершенно случайно, и информация о нем стала достоянием науки благодаря усилиям неравнодушных людей — сотрудников полярных станций и ученых-полярников, работавших в этом труднодоступном районе. Первым среди них должен быть упомянут В. М. Макеев, которому, как и другим своим спутникам и коллегам, принимавшим участие в обработке и обсуждении добытых материалов — М. А. Анисимову, С. Зементову, С. Надоль-ному, А. Г. Дворникову, Е. Ю. Гире, А. К. Каспарову, П. И. Иванову, А. М. Клеру и другим, автор выражает свою глубокую благодарность.

Наряду с главами, посвященными непосредственно раскопкам стоянки и обсуждению материалов, в книгу включены разделы обзорного характера — этого требует сам объект исследования, не столько давший ответы на какие-то вопросы естественной и культурной истории Арктического региона, сколько поставивший новые.

Говоря об арктических территориях с чисто географической точки зрения, обычно имеют в виду северную приполярную (или циркумполярную) область земного шара, которая охватывает окраинные материковые области Евразийского и Североамериканского континентов вместе с примыкающими акваториями Северного Ледовитого, Тихого и Атлантического океанов вместе с принадлежащими им островами. Традиционно такую границу проводят по северной широте 66° 33', т. е. по линии Северного Полярного круга, что в достаточной мере условно. В последнее время границу Арктики чаще всего связывают с изотермой +10° С самого теплого месяца (июля или августа); в таком случае площадь арктического региона приближается к 25 млн. кв. км, из которых около 10 приходится на сушу, распределенную примерно поровну между Евразией и Северной Америкой. Для последней характерны значительно более обширные островные территории. В то же время, для определения границ Арктики применяются и другие подходы: так, среди ботаников и экологов популярен подход, при котором граница ее сопоставляется с весьма реальным естественным рубежом — северным пределом распространения древесной растительности (Александрова 1977: 4; Руте 1985: 3; Arctic 1984: 27; Washburn and Welter 1986: 634). Вполне очевидно, что при таком подходе площадь Арктической области несколько увеличивается, поскольку на обоих континентах северная граница леса располагается, как правило, южнее июльской изотермы + 10° С. Таким образом, можно считать, что в географическом отношении современная территория Арктики включает в себя собственно Арктический географический пояс (т. е. зону арктических пустынь и полупустынь) и северную часть субарктического — зону тундр и северных редколесий; в англоязычной литературе для их обозначения приняты термины «высокая» (т. е. высокоширотная) и «низкая» Арктика (Крупник 1989: 8—9). Вполне очевидно также, что все эти критерии в историческом плане весьма условны, поскольку накопленные к настоящему моменту данные о динамике природной среды Арктики в позднечетвертичное время свидетельствуют о неоднократных и зачастую резких перестройках экосистем, широтных смещениях ландшафтных зон, изменениях климата и т. д. В определенной мере стабильным состояние природной среды оказывается лишь на протяжении последних 3000—4000 лет, хотя и на протяжении этого сравнительно краткого промежутка времени отмечены значительные региональные флуктуации климата, иногда имевшие для аборигенного населения значение экологических катастроф или по крайней мере оказывавшие существенное влияние на локальное культурное развитие (Питулько 1990: 74—79; Питулько, Шумкин 1993: 39—46).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru