Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Жоховская стоянка - Страница 8 Первобытное общество

Следующий этап археологических исследований в Приполярье занимает краткий промежуток времени, охватывающий середину 20-х—конец 50-х гт., завершающийся созданием региональных научных центров. В эти годы происходит дальнейшее накопление материала, преимущественно из случайных сборов, однако основной чертой данного периода является организация эпизодических, хотя и крупных для своего времени, научно-исследовательских акций, в отдельных случаях стимулированных успешными исследованиями на сопредельных территориях. Так, например, под влиянием исследований А. Нуммедаля в Финмаркене, предпринятых во второй половине 20-х гг. (Nummedal 1929), в результате которых были выявлены следы древнего заселения Севера Норвегии, по поручению Советской секции INQA и ГАИМК была организована в 1935 г. экспедиция Б. Ф. Землякова на полуостров Рыбачий. В результате работ было открыто 12 стоянок «арктического палеолита», отнесенных впоследствии к мезолитической культуре Комса, сведения о которых были обобщены в ряде статей (Земляков 1937; 1940). На заполярных территориях Крайнего Северо-Востока Европы в конце 30-х гг. начинает регулярные сборы подъемного материала геолог Г. А. Чернов (1940, 1948аб и др.). Следует отметить, что именно благодаря Г. А. Чернову впоследствии сформировался основной фонд археологических источников Большеземельской тундры, материалы которого, охватывающие весь период обитания человека на этих территориях, от мезолита до средневековья, обобщены в сводной работе «Атлас археологических памятников Большеземельской тундры» (Чернов 1985). Однако, материалы Г. А. Чернова, так же как и находки А. И. Блохина, добытые в те же годы, происходят практически исключительно из подъемных сборов, как и весьма интересные, но явно неоднородные в хронологическом плане находки из Печорской стоянки, опубликованные Н. Н. Гуриной (1957).

Работы, предпринятые в других регионах Советской Арктики, приносили, как правило, информацию о сравнительно поздних этапах заселения Заполярья — можно назвать экспедиции В. Н. Чернецова на полуостров Ямал в 1924 г., результаты которой наряду с раскопками В. С. Андрианова в Усть-Полуе в 1935—1936 гг. позволили говорить о своеобразном очаге приморской адаптации в Западной Арктике (Чернецов 1935; Чард 1963; Мо-шинская 1965). Известна и серия случайных находок, сделанных на Севере Западной Сибири во время геологических изысканий — сборы Р. Е. Кольса в устье р. Таз и Д. Н. Редрикова в Салехарде (Чернецов 1953). Большой объем информации по эскимосской археологии был получен в ходе работ Колымской экспедиции А. П. Окладникова (раскопки поселения у мыса Большой Баранов к востоку от устья Колымы) и в результате обследования значительной части побережья Чукотского полуострова экспедицией ГУСМП и ЛО ИИМК (Окладников, Береговая 1971; Руденко 1947).

В то же время, информация о каменном веке Заполярья остается весьма скудной, а для многих территорий (Таймыр, Север Западной Сибири) отсутствует полностью. Именно поэтому необходимо отметить раскопки Н. Б. Кякшто на неолитической стоянке Сюрах-Ары (Кякшто 1933) в Якутии, а также отдельные находки из континентальной Чукотки, которым придавал большое значение А. П. Окладников (сборы Н. Н. Левошина и Н. А. Граве на р. Якитикивеем и оз. Чировом, А. К. Саяпина и Н. А. Некрасова на оз. Элыыгытгын и в пункте Вакарево на р. Анадырь, а также раскопки директора Чукотского окружного музея В. В. Нарышкина в устье р. Канчалан (Окладников 1950, 1953; Окладников, Нарышкин 1955; Окладников, Некрасов 1957).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru