Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Экономика России в период первой мировой войны - Страница 6

Политика ГАУ в деле производства патронов оставила армию к началу войны без полного комплекта патронов22. Изготовление полного комплекта планировалось ГАУ на 1915 г., а полная замена патронов старого образца на новые, остроконечные, намечалась лишь на 1918 г. В конце 1913 г. запас патронов был менее 1,5 млрд. штук, а максимальная годовая производительность ружейных патронов — около 550 млн. штук23.

Еще хуже обстояло дело с порохом. Пороховые заводы не успевали обеспечивать снабжение артиллерии. Только в 1913 г. начались работы по незначительному расширению трех пороховых заводов, а также строительство 8 снаряжательных мастерских. Предложение ГАУ построить новый пороховой завод не встретило поддержки в министерстве, и до войны он не был выстроен м.

Артиллерийские предприятия не имели запаса станочного оборудования и материалов, а часто и заказов. Так, еще до войны ГАУ не давало заказов на полевую артиллерию Обуховскому заводу, что лишало его возможности своевременно развернуть производство полевых пушек. Обследование Петроградского орудийного завода в 1915 г. показало исключительную скученность на заводе и отсутствие площади для развертывания производства, установки новых станков, организации складов и т д По заключению обследовавшей его комиссии, на заводе «перейден предел в смысле удобства работ и их безопасности» 24. Окончательный вывод комиссии сводился к требованию перенести завод на новое место и расширить заготовительные цеха, кузницу, без чего военное ведомство «не будет иметь завода, на который оно могло бы опереться в деле снабжения армии» 25.

В течение многих лет среди ряда ведомств шла борьба вокруг вопроса о том, орудия каких калибров следует изготовлять на Пермском горном заводе и какие средства следует отпустить на его переоборудование. Наконец, в январе 1914 г. было окончательно решено оборудовать Пермский завод с расчетом изготовления 16-дюймовых орудий. Пока шла затяжная ведомственная грызня, завод оказался к началу войны совсем необорудованным для производства даже легких орудий. Через год после начала войны Пермский завод, по заключению обследовавшей его комиссии, не походил на мощный артиллерийский завод европейского типа.

Обследование Самарского трубочного завода и Сергиевского завода взрывчатых веществ показало «слабое оборудование, ошибочность расчетов самого оборудования и отсутствие какого-нибудь запасного имущества на случай военных нужд» 26.

Изложенные факты, характеризующие положение отдельных казенных предприятий накануне первой мировой войны, показывают, что эта важнейшая опора военного ведомства находилась в полнейшем загоне. Трудно даже понять сейчас, как могли руководители Военного министерства и правительства проводить такую политику в отношении казенных заводов. Составляя планы мобилизации армии и ее стратегического развертывания, правительство не обратило внимания на техническое оснащение своих предприятий, почему состояние большинства из них не соответствовало достигнутому к тому времени уровню развития техники и тем задачам, которые они должны были выполнить.

Руководители царского правительства и армия не понимали, что казенные военные предприятия должны стать ядром, вокруг которого должен сложиться народнохозяйственный организм, призванный обслуживать нужды действующей армии. Значительного увеличения производства на военных заводах во время войны они рассчитывали достичь исключительно путем введения двух - или трехсменной работы.

Внимательное изучение практики работы Военного министерства показывает одностороннее и в корне ошибочное представление о подготовке армии к войне. Эта подготовка сводилась, преимущественно, к выработке плана военных операций. В связи с ним предусматривалось развитие и использование железных дорог. Зато все остальные стороны материального производства (промышленность) оставались в полном пренебрежении. В этом сказывался крупнейший порок всей военной доктрины старой армии.

Положение царской армии сравнительно с другими армиями. было невыгодно и в том отношении, что ее относительно небольшие мобилизационные запасы не были изготовлены. Деятельность руководителей Военного министерства царской России (Сухомлинов, Жилинский и др.) заслужила осуждение не только со стороны

Лсгоршюв, она Полунина осуждение современников, принадлежавших к одному с ними классу и занимавших равное с ними общественное положение Конечно, Я Г. Жилинскии, привлеченный к судебной ответственности, старался оправдать Генеральный штаб и свалить всю вину на Главное артиллерийское управление, а Д Д. Кузьмин-Караваев, А А Маниковский, Е 3 Барсуков и др старались реабилитировать ГАУ и по возможности больше вины переложить на Генеральный штаб и военного министра. В действительности, все органы Военного министерства во главе с Сухомлиновым работали исключительно плохо, безынициативно, бюрократично, повторяя одни и те же ошибки В этом отношении у историка не найдется оправдания и для деятельности А А Поливанова, много лет непосредственно руководившего делом снабжения армии и лишь по ряду политических причин не привлеченного к ответственности вместе с В А Сухомлиновым и компанией.

Верховная комиссия, расследовавшая скандальное дело с провалом снабжения русской армии в начале войны, а затем и всю деятельность В. А Сухомлинова на посту военного министра, изложила свою точку зрения во «Всеподданнейшем донесении» от 1 марта 1916 г В атом документе 33 в полной мере признавалась ответственность Военного министерства за неподготовленность русской армии к войне «Обозревая собранные Комиссиею сведения п сопоставляя их с разъяснениями и сообщениями, поступившими от большинства из названных выше лиц (имеются в виду руководящие работники Военного министерства, допрошенные членами Верховной хтомиссии — А. С), Верховная комиссия не могла не усмотреть, что те тяжелые испытания, которые пришлось перенести нашей доблестной армии из-за несвоевременности и недостаточности пополнений запасов ее воинского снабжения, проистекали не от каких-либо стихийных сил и не могущих быть своевременно предотвращенными обстоятельств, а являлись прискорбным следствием деятельности органов Военного министерства» Далее указывалось, чго те же органы Военного министерства «в последние перед войной годы, при постоянно возникавших опасениях близости общеевропейской войны, не вошли в соображение вопроса о пересмотре существовавших норм запасов предметов воинского снабжения для проверки степени достаточности этих запасов, сообразно позднейшим данным и по более современным обстоятельствам и ожиданиям потребностей войны» По существу, велась критика «органов» Военного министерства, а не лиц, воз1лавлявших эти органы Оказывается, «органы», а не лица, их возглавлявшие, «не выполнили» указаний Военного совета 1904 г о необходимости расширения технических заведений и не разработали «с должною тщательностью» вопрос «о приспособлении отечественных заводов» для нужд войны, на случай если припасов, заготовленных в мирное время, не хватит. Верховная комиссия признавала, что оставление заниженных норм запасов военного снабжения «привело к тяжелым для армии последствиям и особенно болезненно отразилось на снабжении ее винтовками и пулеметами, а также патронами к ним». Несмотря на численный рост армий противника, мобилизационные расчеты 1910 г не были увеличены, хотя данные, на основе которых были составлены эти расчеты, «коренным образом изменились в направлении нарастания» Военное министерство не использовало работы своих агентов, донесения которых в отношении Германии являлись «вполне основательными», чтобы исправить свои исчисления

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.