Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Генерал Врангель Страница - 11

3 марта Верховный Казачий Круг порвал свои отношения с ген. Деникиным.

13 марта 1920 года был последним днем Новороссийской трагедии. Погрузившиеся войска... уехали в Крым. Казачьи войска, пришедшие в Новороссийск, почти все были брошены на берегу Черного моря.

В книге "Трагедия казачества", часть 4-ая, стр. 429, читаем следующие данные: "На военном совещании, созванном ген. Деникиным 15 марта 1920 г. в гор. Феодосия, из

Новороссийска было перевезено в Крым до 35-ти тысяч "добровольцев* (на фронте на Кубани их было менее десяти тысяч) и около 10-тн тысяч донцов, т. е. приблизительно четвертую часть Донской армии**.

Отъезд в Константинополь

Ген. Врангель (и ген. Шатилов) в ожидании отхода парохода "Вел. Князь Александр Михайлович “ жили на нем. Не было угля. "Наконец (после 23 февр. М. Б.), уголь прибыл... но в день отхода оказалось повреждение в машине. Кем-то сняты были крышки с клапанов. Потеряв надежду выехать на русском судне, я, скрепя сердце, сел на английский "слул**.

В Константинополе ген. Врангель жил в здании русского посольства, в кабинете генерала Агапеева — военного представителя. Ген. Врангель хотел ехать в Сербию (вместе со своей женой и, конечно, ген. Шатиловым). Задержка была из-за денег и болезни матери жены ген. Врангеля, но, наконец, все было улажено и отъезд был назначен на 21 марта.

Ген. А. А. фон-Лампе, тоже бывший в Константинополе, хотел ехать с ген. Врангелем. В книге "Верные долгу - он писал: "Сомневаясь в возможности достижения победы на южном фронте в России, ген. Врангель решил пробираться в Сербию, дабы там подготовить для Вооруж. Сил Юга России возможность для расселения, в случае, если им придется покинуть Родину-. (Он надеялся к на возможную помощь короля Александра).

Но, совсем неожиданно, отъезд не состоялся.

"В Крыму остатки армии были сильно деморализованы. Командование стояло перед серьезными сомнениями... Сам ген. Деникин, по-видимому, потерял энергию для дальнейшей борьбы и не имел больше веры - в свою армию, которая платила ему тем же — она тоже потеряла веру в ген. Деникина. Положение создалось катастрофическое. Нужен был человек, который обладал бы особыми качествами и сильной волей, чтобы спасти армию от полного ее уничтожения силами Красной армии.

Такой человек нашелся — это был ген. Врангель - (П. в., стр. 55).

Учитывая создавшуюся боевую обстановку и настроение своей армии. ген. Деникин решил, что "настало время выполнить мое решение - (Оч., У-356).

О настроении добровольческих частей ген. Кутепов сказал: "Одна дивизия вполне прочная, в другой настроение удовлетворительное, в двух— неблагополучно - (Ультиматум Кутепова).

Ген. Деникин "отдал секретное приказание о сборе начальников на 21 марта в Севастополе на военный совет под председательством ген. Драгомирова-.

Обратимся к тому, что происходило в Константинополе.

Утром 20 марта ген. Врангелю вручили принятую английской радиостанцией телеграмму из Феодосии от ген. Хольмана. "Он сообщал, что ген. Деникин решил сложить с себя звание Главкома и назначил военный совет для выбора с**бе преемника. На этот совет ген. Деникин просил прибыть и меня. Телеграмма показалась мне весьма странной. На службе я уже более не состоял и приглашение ген. Деникиным меня, только что оставившего пределы армии по его требованию, трудно было объяснить - (Восп. 304).

Эта телеграмма была вручена ген. Врангелю, когда он шел на английский флагманский корабль "Аякс** по приглашению адмирала де-Ро-бек, верховного комиссара союзников, на завтрак. "С большим трудом я поддерживал разговор - (Ген. Врангель в совершенстве владел английским и французским языками; по-немецки — понимал все. М. Б.). "Мысли все время вертелись вокоуг полученной телеграммы. Я не сомневался, что борьба проиграна, что гибель остатков армии неизбежна. Отправляясь в Крым, я оттуда, вероятно, уже не вернусь. В то же время долг подсказывал, что идя с армией столько времени ее крестным путем, деля с ней светлые дни побед, я должен испить с ней и чашу унижения и разделить с ней участь ее до конца. В душе моей происходила тяжелая борьба - (304).

После завтрака в своем кабинете адм. де-Робек говорил ген. Врангелю: ‘Я отправил вам телеграмму ген. Хольмена. Если вам будет угодно отправиться в Крым, я готов предоставить в ваше распоряжение судно. Я знаю положение в Крыму и не сомневаюсь, что военный совет выберет вас преемником ген. Деникина. Знаю, как тяжело положение армии и не знаю, возможно ли ее еше спасти... Мною только что получена телеграмма моего правительства. Телеграмма эта делает положение армии еше более тяжким. Хотя она адресована ген. Деникину. но я не могу скрыть ее от вас... и поставить вас в положение узнать тяжелую истину тогда, когда будет уже поздно“. Он передал ген. Врангелю ноту, в которой предлагалось войти с большевиками в переговоры о заключении мира. В случае отказа и продолжения вооруженной борьбы "английское правительство отказывается от какой бы то ни было ответственности за этот шаг и прекратит в будущем всякую поддержку или помощь44 (приведено очень сокращенно).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru