Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Генерал Врангель Страница - 6

Ген. Врангель сильно болел сыпным тифом. Доктора нашли его безнадежным. Из Крыма вызвали Ольгу Михайловну. Благодаря ее внимательному уходу за больным и беспрерывным заботам докторов ген. Врангеля удалось спасти от смерти. С ген. Деникиным встретился на 6-ой неделе Великого поста в Екатеринодаре — "он сердечно меня встретил, расцеловал... говорил, чтобы не торопился принимать армию". ГТри встрече с Романовским, он жаловался на "происки интриганов кубанцев". "Я с полной откровенностью высказал ему мой взгляд на необходимость в интересах общего дела уравнять права отдельных казачьих войск".

Конечно, Романовскому это было не по душе, так как всех казаков и он и ген. Деникин считали "самостийниками". (М. Б.). "Не только в отношении казаков, но и всех тех, кто непререкаемо и безоговорочно не принимал политику главного командования, Ставка проявляла какую-то нетерпимость". (118). Это и приведет к отрыву казаков. (М. Б.)

Ген. Врангель не сочувствовал и операционному плану, принятому Ставкой. Он, как н Атаман Краснов, считал: 1) что главное направление должно быть царицинское и... скорейшая связь с войсками адм. Колчака; 2) действовать главным образом на одном направлении, самом уязвимом для противника; 3) на луганском направлении... только затыкаем дыры, теряем людей и утрачиваем веру в победу; 4) надо ожидать в скором времени перехода противника в наступление на Царицынском фронте... (и оно нача* лось... на Батайск—Ростов—Торговая, М. Б.); 5) необходимо вырвать инициативу действий у противника и нанести ему удар". (Из рапорта от 4 апреля 1919 г.). Дальше в рапорте ген. Врангель развивал план наступления наших войск от Торговой на Царицын. "Время не терпит, необходимо предупредить противника и вырвать у него, столь часто выпускаемую нами из рук, инициативу".

Ответа на рапорт не было. Ставка (Романовский, главным образом) не терпела чужих указаний и... не допускала критики-и дельных советов — писал ге«. Врангель. С этого момента (надо считать) и начинают. постепенно, портиться хорошие отношения. Царицынское направление — главное, гак‘считал и ген. Краснов. Еще в мае (15-го) 1918 г. на этом вопросе (Царицын или Кубань, мнение Деникина) разошлись Краснов и Деникин. С тех пор донцы вели самостоятельные боевые операции.

"12 апреля противник форсировал р. Маныч и наступал на Торговую; для Романовского и ген.- квартирмейстера, видимо, это событие было совершенно неожиданным... Маши части отходили почти не оказывая сопротивления. (Уместно вспомнить рапорт ген. Врангеля от 4 апреля). Надо было спасать положение. Ген. Врангелю предложили командовать Манычским фронтом и остановить наступление "красных войск". Тех войск, которые имелись, ген. Врангель считал недостаточными для парирования удара противника и просил их усилить добавочными войсками, указывая, какими и откуда их взять. Романовский (он вел переговоры) отказал, считая количество войск достаточным. Ген. Врангель отказался. Ген. Деникин стал командовать сам. Но, все же, противник продолжал успешно продвигаться, угрожая уже гор. Батайску.

В книге "Очерки...-, том V, стр. 81. ген. Деникин дал причину отказа ген. Врангеля так:

"Я могу согласиться не иначе, — ответил ген. Врангель в очень резком тоне, — как при условии переброски на Царицынский фронт всего моего штаба со всеми органами снабжения4*.

Нам известно, что не ген. Деникин вел переговоры с геи. Врангелем, а Романовский. Ясно, что он (Р.) утаил и не сообщил ген. Деникину мнение ген. Врангеля о недостаточном количестве наших войск и необходимости их усиления. Об этом ген. Деникин ничего не писал. Надо удивляться, как он мог поверить ген. Романовскому и ген.-квартирмейстеру Плющик-Плющев-скому, что причина отказа — штаб ген. Врангеля. Он имел очень острый военный ум: очень быстро (моментально), легко и безошибочно разбирался в самой сложной, неожиданно сложившейся обстановки в бою, касающейся всего фронта, а не только его боевого участка. (Нам известно, что это наступление противника он предвидел и предупреждал о нем Ставку). В зависимости от боевой обстановки он сразу и точно определял направление необходимого контр-удара по противнику и парировал его наступление. Сам будучи очень храбрым, никогда не терял нужного спокойствия в бою. Его появление, во время б<*я, в рядах своих солдат (казаков) сразу сильно поднимало их воинский дух. Уверенный в правильном принятии решения, он имел особенное качество великих полководцев и способность — увлекать за собой всех наступающих, которые "слепо ему верили н по его приказу шли в огонь и в воду". . .

Ген. Деникин знал, что противник стремится занять Батайск—Торговую, чтобы отрезать войска донцов и Май-Маевского от главной базы.

Учитывая указания (раньше) тен. Врангеля, ген. Деникин собрал кулак в 5 1/2 дивизий и назначил ген. Врангеля командовать ими с задачей: 1) перейти в наступление на речках Маныч и Сал, 2) захватить ст. Великокняжескую (жел-дор. Царицын—Торговая) и 3) вести наступление на Царицын, чтобы занять и его.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru