Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Греция в Первой мировой войне - Страница 7 Первая мировая война

Новый импульс мегали идеа получила после «военной революции» 1909 г. и прихода к власти в 1910 г. лидера либеральной партии Э. Венизелоса, олицетворявшего к этому времени для греков идею национального единства. В ней лидер либералов увидел выход из затяжной междоусобной борьбы за власть, ослаблявшей страну, а также способ перевести растущее классовое движение рабочих в выступления под лозунгом «объединения с родиной»^ в которое были бы втянуты все враждовавшие группировки. Во время Валканских войн Вениэелос направил усилия греческого правительства на сколачивание антитурецкого блока Балканских государств при помощи великих держав. Участие в нем принесло Греции большие выгоды.

В годы, предшествовавшие первой мировой войне, греческая внешняя политика также строилась на принципах панэллинизма, причем и венизелисты, и роялисты были его сторонниками, но расходились в методах осуществления его целей. Самые крайние из мегалистов во главе с премьер-министром Венизелосом ратовали за расширение территории «эллинского королевства» в границах бывшей Византийской империи с «первопрестольным градом» КонстантинополемСразу после подписания Бухарестского мира Венизелос сказал одному из своих коллег: «А теперь обратим наши взоры на Восток!» ®.

«Великая идея» о возрождении былой славы древнегреческого государства и величия Византии тесно переплеталась с представлением о культурном превосходстве «эллинов» над другими народами Балканского полуострова, что, в свою очередь, влияло на быстрый рост национализма, осложняло отношения Греции со всеми соседними странами.

Ни Бухарестский, ни Афинский договоры не разрешили противоречий между Балканскими государствами. Остро стоял национальный вопрос. До 1912 г. в Греции проживало 6 тыс. турок-мусульман в Фессалии, незначительное число евреев и лиц других национальностей, а после 1913 г. 13 % населения (644 тыс.) принадлежало к негреческим национальностям ^*. Большая часть их была сосредоточена в отрезанной от Болгарии части Македонии. Греко-болгарская граница, протянувшаяся на сотни километров, была плохо разграничена и слабо защищена. Болгарские правящие круги не сложили оружия, ожидая наступления «лучших времен», по выражению короля Фердинанда, чтобы возвратить себе потерянные по Бухарестскому договору земли, в частности богатейшую долину р. Вардар, восстановить границы 1912 г., добиться выхода к Эгейскому морю и

370 тыс. турок, 104 тыс. болгар, 25 тыс. албанцев, 70 тыс. евреев, 75 тыс. армян Е. А. Адамов сообщает яные данные. Он аншет, что только на территории Новой Греции оказалось 730 тыс. человек, не принадлежавших к греческой национальности

Создать «Ііелйкую Іюлгарйю». Лвстри-Вснгрин и Германия, стремившиеся еще больше углубить пропасть между Валканскими государствами, разжигали реваншистские настроения в Болгарии в отношении Греции и Сербии. В результате в Македонии не прекращались беспорядки, чинимые греческими и болгарскими вооруженными отрядами, которые действовали при неофициальной поддержке своих правительств, что создавало реальную угрозу войны.

После заключения Бухарестского мира остался нерешенным также вопрос о греко-албанской границе. Греция отказывалась вывести войска из Южной Албании («Северного Эпира»), предъявляя свои незаконные требования на эти земли и провоцируя мятежи под лозунгом «автономии Северного Эпира». В связи с этим в начале апреля 1914 г. великие державы в категорической форме потребовали от греческого правительства, чтобы его войска окончательно очистили Южную Албанию. Но прежде чем уйти из Южной Албании, Греция добилась принятия 9 мая 1914 г. Корфского соглашения, по которому в трех пограничных провинциях — Химаре, Корче, Гирокастре — устанавливалась частичная автономия под надзором великих держав. В июле 1914 г. греческое правительство под нажимом Англии и Франции официально одобрило выработанное на острове Корфу великими державами албано-эпир-ское соглашение и объявило о политике обуздания эпиротов, продолжая вынашивать планы территориальных захватов в Южной Албании. Об этом свидетельствуют и слова министра иностранных дел Греции Г. Стрейта российскому посланнику в Афинах Е. П. Демидову, что «его правительство озабочено прежде всего точным соблюдением данных державам уверений, так как оно знает, что при изменениях, могущих произойти в судьбах Албании, корректное отношение Греции послужит лишь к ее благу» ". Однако и после выведения регулярных частей из Албании между эпиротами-авто-номистами и частями албанской регулярной армии, созданной правительством албанского принца Вида, продолжались столкновения

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.