Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Русско-германские дипломатические отношения накануне первой мировой войны, 1910—1914 - Страница 7

В историографию происхождения первой мировой войны внес значительный вклад советский историк К. Б. Виноградов36. В его работах разоблачаются приемы буржуазной фальсификации исторических событий, показываются этапы развития историографии империалистических государств, которые увязываются с конъюнктурой на международной арене.

Зарубежная историческая литература по исследуемой тематике в количественном отношении велика, и мы ограничимся рассмотрением только ее необходимой части.

Значительные успехи в этой области у историков ГДР. Историческая наука в этой стране за сравнительно короткий срок достигла весьма внушительных результатов37. Плодотворно работали и работают А. Шрейнер, В. Бартель, X. Бартель, Ф. Клейн, В. Гутше, Б. Каулиш, Л. Ратман, X. Лемке и др.

В ряде трудов, вышедших в ГДР38, определены истоки внешнеполитической экспансии, рассмотрены взаимоотношения между монополистическим капиталом и учреждениями, занимавшимися формированием внешней политики кайзеровской Германии. Историки ГДР освещают планы германского империализма в мировой войне, узловые моменты развития международных отношений в начале XX в. Значение англо-германского антагонизма в развязывании первой мировой войны, причины, побудившие германскую дипломатию попытаться «сблизиться» с Россией, Боснийский кризис,— все эти вопросы находятся в сфере внимания исследователей ГДР.

Империалистические теории «Срединной Европы», которые вынашивались идеологами германского империализма с конца XIX столетия, экспансия в Восточной Европе Центральных держав, особенно на Балканах, изучались историками ГДР в специальных книгах и статьях39.

Ученые ГДР немало написали и о ближневосточной политике германского империализма накануне и в годы первой мировой войны40. В их работах разоблачается так называемая теория «мирного проникновения» германского капитала на Ближний и Средний Восток, которая, по сути дела, представляла собой откровенно захватническую программу германских правящих кругов. Освещается межимпериалистическая борьба за Турцию и другие аспекты ближневосточной политики великих держав.

В то же время, например, авторы трехтомника по истории первой мировой войны недостаточно рельефно показали основную группу противоречий — англо-германские и русско-германские, зато слишком большой упор делали на противоречия между Центральными державами.

Ф. Клейн привел интересный материал об агрессивных замыслах германских правящих кругов в годы итало-турец-кой и первой Балканской войн. Но, по нашему мнению, автор слишком преувеличивает значение австро-сербского конфликта в последние месяцы 1912 г., считая, что как Германия (поддерживавшая Австро-Венгрию), так и Россия (стоявшая на стороне Сербии) вели дело к общеевропейской войне. В. Гутше, много сделавший по исследованию различных сторон экспансии германского империализма, развеял сложившийся в буржуазной историографии миф о Бетман-Гольвеге как «миротворце». Он убедительно доказал, что, в сущности, политика этого канцлера империалистическая с некоторыми нюансами.

О своеобразном разделении труда между Пангерманским союзом и Ведомством иностранных дел в осуществлении империалистической политики писал Г. Гейдорн.

Германская буржуазная историография изучаемых нами проблем прошла ряд этапов. В ее концепциях ясно просматривается преемственность многих постулатов. Историография кайзеровского времени в этом отношении выдвигала ряд тезисов. Действия германского правительства в области внешней политики, носившие подчас открыто агрессивный характер, изображались как ответ на враждебную политику стран Тройственного согласия, которое осуществляло «окружение» Германии, как ответ на наступление «славянства» на «германизм».

Типичен Труд известного германского историка и публициста графа Ревентлова, переиздававшийся в кайзеровской Германии несколько раз41. Творцами антигерманской политики «окружения» выводились английский король Эдуард VII, Т. Делькассе — французский государственный деятель, занимавший ряд министерских постов, из представителей России — Извольский. Русско-германские отношения преподносились Ревентловым как «неблагодарность» России на доброжелательные намерения Германии.

После окончания первой мировой войны, выхода публикаций документов был поднят вопрос об ответственности и «виновности» за войну. Он вызвал бурное реагирование в странах Западной Европы, особенно в Веймарской Германии 42. В связи с этим появилось большое количество книг. Ряд идей был взят из историографии кайзеровского времени, дополнен новыми моментами, возникшими в новой международной обстановке послевоенных лет. В последующем эти идеи трансформировались и в историографии фашистской Германии. Наряду с Ревентловым на этом поприще активно подвизались Э. Бранденбург, X. Онкен, Ф. Хартунг, Г. Херцфельд, В. Моммзен, О. Хамман, Э. Ек, и другие43.

Сначала доказывалось, что в развязывании войны виновата не только одна Германия. Затем все больше стал делаться крен в сторону обвинения во всех грехах держав Тройственного согласия. Франко-русский союз, образование Антанты, англо-русское соглашение 1907 г.—вот те этапы, которые, по мысли указанных историков, привели к пожару войны. И конечно, еще в более резких тонах писалось о политике «окружения» Германии. И отсюда, естественно, следовала необходимость Германии вооружаться, заботиться об укреплении Тройственного союза. Политика Германии выглядела как доброжелательная и благородная, а политика России — коварная. Развитие панславизма, опасная игра на Балканах, поддержка планов Великой Сербии, натравливание Сербии на Австро-Венгрию, стремление к овладению проливами и Константинополем — вот те компоненты политики России, которые ставили под угрозу мир. Россия отклоняла все предложения Германии о союзе, писали немецкие буржуазные историографы. А миссия Лимана фон Сандерса была послана исключительно по просьбе Турции, не имела никаких агрессивных замыслов, в дальнейшем германское правительство изменило положение генерала, сделав великодушный жест России. Таковы основные моменты русско-германских отношений накануне первой мировой войны, нарисованные германской буржуазной историографией периода между двумя мировыми войнами. О захватнических планах и вожделениях Германии в начале XX в,— ни слова.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.