Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

За балканскими фронтами Первой мировой войны Страница - 2

Первопричина массовости национально-освободительных и объединительных процессов понятна: народам были близки выдвинутые лозунги создания и расширения своего государства. Возникает другой вопрос: была ли реакция на то, что объедине-мие планировалось, как правило, по националистической мерке, с захватом елико возможно больших кусков чужих, инонациональных земель? Считалось, что народы обладают неким врожденным иммунитетом от шовинизма и инстинктивно тянутся к прогрессу.

Можно, конечно, сказать, что планы территориальных расширений неизменно преподносились общественности как, безусловно, справедливые и обоснованные с точки зрения этнического принципа. И все же... В Центральной и Юго-Восточной Европе нельзя говорить о сколько-нибудь влиятельном движе-11ии протеста в победивших странах против присоединения к ним явно инонациональных территорий. Власть предержащие стремились кроить новые границы с захватом изрядной доли чужих земель, а массы при сем присутствовали, а случалось — и в сем участвовали, и сие одобряли.

Особо стоит вопрос о позиции малых, к которым принадлежали все балканские страны. ‘‘Специфика” роли балканских стран в развязывании Первой мировой войны заключалась в том, что ни одна из них в момент возникновения не была в ней заинтересована, но каждая стремилась воспользоваться конфликтом для своего территориального расширения. Поэтому их вступление в войну произошло прежде всего в соответствии с планами и расчетами их правящих кругов.

Пришло время серьезно и нелицеприятно обратиться к международным отношениям в Юго-Восточной Европе в 1914— 1918 гг. со всеми их плюсами и минусами, с торжеством национальной идеи и с ее оборотной стороной в виде захвата ближайших территорий, используя право сильного, с болезненными ранами, такими, как греко-турецкая война 1919-1921 гг., многолетний советско-румынский конфликт вокруг Бессарабии. От тех времен тянется нить к современности, к кровавому распаду Югославии.

Мир пережил потрясения двух русских революций. Многие десятилетия у нас возвеличивалась Октябрьская и умалялась Февральская революция. В нашем труде мы стремились поставить Февральскую революцию на ее истинное место в истории. Свержение самодержавия дало мощный импульс странам далеким и близким, и особенно тем, где с демократизмом было далеко не все в порядке, в том числе и на Балканах.

Октябрь семнадцатого столкнул Балканы с лозунгом мировой пролетарской революции. Мог ли он стать альтернативой курсу на образование в регионе национальных государств, имелись ли для этого социальные корни или воплощение лозунга в жизнь обернулось экспериментом с экспортом революций? Все это нужно взвесить и решить на основе конкретного материала, и попытка такая предпринята в настоящем труде. Необходимость пересмотра исторической значимости Первой мировой войны, проложившей водораздел между новой и новейшей историей, а также роли в ней балканских государств давно назрела.

Версальский мир долгие годы трактовался у нас как грабительский. Таким его считал не только В. И Ленин, такова была оценка многочисленных интернационалистских кругов. Приведем характеристику Ромена Роллана: “И на каких устоях безумной лжи и насилия покоится Европа, выкованная Клемансо, Ллойд-Джорджем и Вильсоном. За неимением их бренных оболочек, которые, как и оболочка Делькассе, избегли суда, надеюсь, что их память предстанет перед трибуналом будущего по обвинению в государственной измене”. Но ведь “изменники”, если брать балканский ракурс, кое в чем подрезали итальянские и румынские притязания. А когда этого не делалось, когда на волю выпускался балканский экстремизм — итог оборачивался драмой.

С весов человечества нельзя сбрасывать и вильсоновские планы переустройства мира, от его идей к принципам Объединенных наций пролегает прямая дорога.

На исходе Первой мировой войны на карте появились Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, возродились после трехсотлетнего государственного небытия держава чехов, объединившаяся со словаками, и после более чем столетнего раздела —¦ Польша, удвоили свою территорию Румыния, Греция, были собраны воедино югославянские земли. Но в то же время Версальский мир не решил многих острых проблем на Балканах и породил ряд новых.

В межвоенный период регион не превратился в зону мира, согласия и добрососедства, а продолжал оставаться местом раздоров и соперничества.

В наши дни история внесла серьезные коррективы в существовавшее прежде территориальное разграничение, под грузом противоречий распались Чехословакия и Югославия. Но не следует опрокидывать современность в прошлое и приписывать эпохе 1914—1918 гг. противоречия, которые проявились в послевоенное время. В 1918 г. никто силой не загонял хорватов и словенцев в совместное с сербами государство, напротив, инициатива объединения исходила от них, не существовало и давления извне при образовании Чехословакии.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.