Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

За балканскими фронтами Первой мировой войны Страница - 3

В конце XX века возникли новые конфликты и очаги напряженности. Однако без обращения к прошлому существующие проблемы не понять и не найти пути их решения.

Настоящая книга, подготовленная в Институте славяноведения и балканистики РАН, является завершающим, шестым томом в серии монографий, посвященных проблеме “Восточный вопрос, Россия и Балканы” на всем протяжении существования этого вопроса — от Екатерины Великой до Первой мировой войны: Век Екатерины II. Дела балканские. М., 2000; Александр I, Наполеон и Балканы. М., 1997; Международные отношения на Балканах. 1830—1878. М., 1990; Международные отношения на Балканах. 1856-1878. М., 1996; В пороховом погребе Европы. 1878—1914 (готовится к изданию).

Глава I. НАКАНУНЕ

К традиционному соперничеству великих держав на Балканах, под знаком которого протекали англо-русские и австро-русские отношения в XIX веке, в ХХ-м добавился немецкий “прорыв” в регион, а после балканских войн 1912-1913 гг. - крайнее обострение отношений между государствами Юго-Восточной Европы. Турецкая (Османская) держава не примирилась с потерей почти всех своих владений на континенте. Спор из-за раздела Македонии привел к распаду Балканского союза и войне между его участниками. Болгария выступила ее инициатором и жертвой. Три ее прежних союзника (Сербия, Черногория и Греция), к которым присоединились Румыния и недавний военный соперник - Турция, превратились во врагов. Итогом явились нетолько передел Македонии, но и начало новой фазы внутрибалканского противостояния. Болгария потеряла в пользу Румынии Южную Добруджу. Значительная часть Македонии (Вардарская) отошла к Сербии, Южная (Эгейская) с портами Салоники и Кавалла - к Греции, за Болгарией осталась небольшая (Пиринская) ее часть. Делегация этой страны уже на самой мирной конференции в Бухаресте выступила с декларацией, в которой выражала надежду на то, что великие ддэжавы выступят с инициативой пересмотра только что подписанного договора. Противная сторона в ответ выразила твердую решимость оставить его положения в неприкосновенности.

В результате войны обрисовались четыре узла противоречий: между Болгарией, с одной стороны, Сербией и Грецией, с дру-

Гой - по вопросу о разделе Македонии;

Между Болгарией и Румынией - из-за Южной Добруджи; между Грецией и Турцией - из-за занятых греками островов Эгейского моря, с потерей которых Высокая Порта мириться не желала;

Наконец, влиятельные турецкие круги не считали потери в Европе окончательными; им представлялось, что положение можно “исправить” в ходе большой европейской войны.

Все эти “горячие точки” будут детально проанализированы в соответсгвующих разделах монографии; здесь же мы ограничимся констатацией, что возможности для империалистического вмешательства в балканские дела и игры на региональных противоречиях выросли в колоссальной степени.

Балканы перед войной воистину представляли собой политический пороховой погреб, но основная доля вины за внесшие взрывоопасного материала на том этапе падала на правительства государств Юго-Восточной Европы. Обстановка напоминала не послевоенную, со смягчением напряженности, а предвоенную.

В Афинах была отлита памятная медаль, на которой греческий король Константин был изображен рядом с византийским императором Василием II, прозванным Болгаробойца, ибо его армии в 1014 году опустошили Болгарию, совершив при этом варварский акт ослепления тысяч пленных.

В Болгарии в день подписания мира был объявлен траур. В приказе о демобилизации армии царь Фердинанд писал: "Свернем знамена до лучших дней!”1.

В Сербии тайная офицерская организация “Черная рука” проповедовала войну против Австро-Венгрии за объединениеюгосла-вянских земель вокруг королевства.

Румынские правящие круги, олигархия имели все основания испытывать чувство глубокого удовлетворения: их армия, ни разу не выстрелив, совершила поход по Болгарии, удалось присоединить к своим владениям Южную Добруджу. И по площади, и по населению Румыния вышла на первое место среди своих южных соседей. Поэтому по отношению к ним Бухарест проявлял миролюбие и стремление сохранить статус-кво.

Мирное урегулирование 1913г. создало условия наибольшего благоприятствования для поисков и происков великодержавной дипломатии в Юго-Восточной Европе. Николай II вдруг вспомнил, что его собрат на румынском престоле Кароль почти сорок лет назад участвовал в русско-турецкой войне и вручил ему жезл российского фельдмаршала. Вильгельм II совершил ту же любезность по отношению к греческому королю Константину, стратегические дарования которого, впрочем, как и Кароля, внушали большие сомнения. Профессиональные военные были шокированы - в то время “собственных” фельдмаршалов ни в русской, ни в германской армии не существовало.

Это были внешние проявления той скрытой борьбы за союзников, которая упорно велась великодержавной дипломатией. Преимущества в ней были на стороне Центральных держав: Антанта была тесно связана с победителями, что крайне затрудняло раздачу обещаний “обиженным”. К Германии жесоюзник, можно сказать, прямо в руки шел, и можно было раздавать посулы за счет Сербии, приготовленной для расправы. Греческий король чуть ли не в ответной речи при вручении жезла предложил союз. Но реакция была крайне осторожной. Отметим это.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.