Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

За балканскими фронтами Первой мировой войны Страница - 7

Другая причина недоверия российского правительства к “Черной руке” состояла в авантюрности ее внешнеполитических замыслов. Экстремистские планы общества подрывали намерения российского министерства иностранных дел возродить Балканский союз, а его установка на насильственные аннексии югославянских гЧ)риторий Австро-Венгрии могла вызвать военный конфликт, к которому Россия еще не была готова.

Те же соображения лежали в основе противоречий между “Чер-I юй рукой” и сербским правительством. После двух разорительных балканских войн Сербия нуждалась в мирной передышке, и премьер-министр Н. Пашич строил свою политику в расчете на нее.

Пашич был противником заговорщических методов “Черной руки”, считая, что заговоры против монархов соседних государств могут привести к дискриминации Сербии в глазах Европы. Ссылаясь на исторический пример 1903 г., когда после дворцового переворота в Сербии английское правительство отозвало своего посланника из Белграда, Н. Пашич указывал на опасность насильственных действий тайного союза. Сербский премьер выступал и против вмешательства “Черной руки” во внутренние дела государства. Он настаивал на ее роспуске, на что, однако, не решился король Петр I. Офицерский союз, в свою очередь, конфликтовал с главой правительства, требуя его отставки.

В 1914 г. конфликт достиг своего апогея, и Пашича спасло только вмешательство царского посланника в Белграде Н. Г.Гартвига. 9 июня Гартвиг явился к королю Петру I и посоветовал ему сохранить кабинет Пашича, заявив, что Россия полностью доверяет сербскому правих ельству16. В таком напряженном положении застало Сербию сараевское убийство.

РУМЫНИЯ

Июльский 1914г. кризис поставил буржуазно-помещичью олигархию, управлявшую Румынией, перед трудным вопросом: скем пойти? И когда выступить? Формально Румыния еще с 1883 г. входила в группировку Центральных держав, но это мало смущало государственных мужей Бухареста, да и обстановка изменилась коренным образом со времени заключения союза.

Тогда, в 1883 г., через пять лет после обретения государственной независимости, прочно встав на ноги, национальная буржуазия стала подумывать об упрочении своего влияния на Бажанах, о занятии первого места в регионе, а в перспективе - о территориальном расширении. Но на первом месте стояли мечты о приобретении Бессарабии.

Однако десятилетие сменялось десятилетием, а вопрос о землях за рекой Прут даже не поднимался.

Разочарование в ориентации на Берлин и Вену дополнялось и углублялось соображениями другого плана. Соотношение сил в Европе начало меняться еще в конце XIX в. В противовес блоку Центральных держав возникла франко-русская группировка. Постепенно с ней сближалась Англия. На международном горизонте замаячили контуры Антанты.

Румынская буржуазия всегда отличалась прагматизмом, когда дело шло об осуществлении ее внешнеполитических замыслов, и делала ставку на сильного. В 80-х годах прошлого века таковым представлялся союз Гогенцоллернов и Габсбургов. В начале XX в. картина усложнилась и изменилась. Тогда началось нащупывание иных путей.

В советской историографии поиски правящих кругов тогдашней Румынии были хорошо изучены в трудах Б. Б.Кросса, Г. И.Хенегара,

А. С.Атаки17. Хотя эти авторы и расходились между собой в датировке поворота Румынии от Тройственного союза к Антанте, в их работах всесторонне показаны начальные этапы той “игры на двух столах” - лавирования между различными группировками империалистических держав с опорой на ту, что представлялась в данный момент сильнейшей, - которая превратилась в альфу и омегу внешнеполитического курса румынской олигархии. В начале века стал вызрев ать замысел “укрепить” свое положение на юге, как компенсацию в случае территориального расширения Болгарии. Конкретно мыслилось присоединение четырехугольника (так называемого I л чрилнтсра) болгарских городов - Силистру, Русе, Шумен и Вар-иу"'.

I! о вскоре обнаружилось, что и в данном направлении в Вене чи ныне сочувствия не идут. Да и сочувствие постепенно испари-Н1 кь. Укрепление Сербии превратило ее в центр притяжения прожитии него в Австро-Венгрии южного славянства. Встревоженный I моейургскийдеор противопоставил этому планы аннексии Боснии 111 грцеговины при поддержке болгарских правителей. Наступать шк'нсдиим на ноги в создавшейся обстановке было нежелательно. I! румынские территориальные претензии оказались “несвоевременными”.

В 1908 г. Болгария порвала узы вассалитета, все еще связывавшие се с Османской империей. В Бухаресте предполагали, что Стам-(»уи сэтим не смирится. Возникнет болгаро-турецкий конфликт, а нмсс гс с ним - и благоприятная для осуществления выработанных гщс и 1900 г. планов ситуация. Летом 1909 г. премьер-министр И. К-I »р»I иану-младшии отправился в союзные столицы на дипломати-четкую разведку. Выдвинутые им претензии на болгарские земли но пинии Варна-Русе были встречены прохладно. В Берлине укло-I и I ш 1сь от прямого ответа, сославшись на то, что поднятый вопрос иг актуален. В Вене рекомендовали занять “пассивную и выжида-I сш. пую позицию”19.

В Бухаресте не скрывали разочарования безрезультатностью I окна с Тройственным блоком и все чаще вспоминали об угнетенном положении 3 млн. соотечественников, проживавших в габс-| > ургских владениях. Движение трансильванских румын за нацио-I и иьпыс права встречало широкий отклик и поддержку в “Старом ьороиевсгве”. Олигархия отдавала себе отчет, какие важныеполи-I пчсские и идеологические преимущества она получит, если обра-11И территориальные притязания против Австро-Венгрии и освятит их лозунгом объединения румын по обе стороны Карпатского хреб-I л. Отчетливо проявлялось охлаждение к продолжавшему суще-с I копать и периодически возобновлявшемуся союзу сАвстро-Венг-рцеп и Германией. Этому способствовали и экономические факторы. Крепнущий румынский капитал все острее и болезненнее ощущал неудобство односторонней ориентации на рынки Австро-Венгрии н Германии, засильев стране австро-германских банков, жаж-пп л получить большую прибыль от эксплуатации “родного” пароли п пытался опереться в финансово-экономической сфере на Париж и Лондон, противопоставив их Вене и Берлину.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.