Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Аграрная эволюция в многоукладном обществе - Страница 12

В деревне Сахаджапур (штат Западная Бенгалия) из всего имевшегося в 1956 г. сельскохозяйственного инвентаря 72,6% (по его стоимости) было куплено в соседнем городке Болпуре и соответственно лишь 27,4% инвентаря было приобретено сельскими хозяевами в самой деревне (причем часть орудий была куплена за деньги) [61, с. 78, 79]. В восьми деревнях западных районов штата Уттар Прадеш, обследованных в 1954/55 г., 60% общего количества сельскохозяйственных орудий было куплено производителями в готовом виде, а для изготовления 40% инвентаря использовались сырье и труд, полученные в самих деревнях [162, с. 59]. В шести пенджабских деревнях удельный вес купленного в готовом виде инвентаря составлял на ту же дату 85,7% [162, с. 131]. Любопытно при этом отметить, что «большая часть орудий, приходящихся на категорию „изготовленных дома“, в действительности не производилась в хозяйствах. В большинстве случаев сырье и (или) труд покупались, и инвентарь изготовлялся, вероятно, под наблюдением самого фермера» [162, с. 132]. В деревне Шамаспур (штат Уттар Прадеш), обследованной в 1955/56 г., из общей стоимости сельскохозяйственного инвентаря (учтен был только инвентарь, в отношении которога были известны точные данные о затратах, а такой составлял основную массу) 70,7% приходилось на купленные в готовом виде орудия, 25%—на купленное сырье и 4,3% — на оплату труда деревенских ремесленников, изготовлявших инвентарь из этого сырья для заказчика. Характерно, что подавляющая часть затрат на готовые орудия (более 80%) падала на крупный инвентарь (телеги и соломорезки); напротив, плуги в основном изготовлялись в самой деревне из материала, предоставленного заказчиком [146, с. 46—47]. По-видимому, во всех указанных деревнях орудия труда покупали в готовом виде не только состоятельные хозяева, но и основная масса «рядовых» производителей.

Конечно, в рассматриваемый период в Индии существовали такие обширные территории, вроде Ориссы или Мадхья Прадеша, где «орудия труда и инвентарь обычно изготовляются деревенскими ремесленниками, которые оплачиваются по традиционным ставкам. И даже за ремонт инвентаря не выплачивается никакой иной платы, кроме традиционной. Только совсем недавно крупные помещики стали покупать некоторые орудия и инвентарь в городах» {247, с. 71]. Однако, по-видимому, можно считать, что разрыв натуральных связей в производстве и поставках сельскохозяйственного инвентаря к началу 60-х годов, особенно в крупных районах, куда товарно-денежные отношения проникли уже в заметной степени, был довольно значительным.

Исторически разрыв этих связей шел по двум направлениям. Во-первых, традиционные формы воспроизводства орудий труда, покоившиеся на соединении земледелия и общинного ремесла, заменялись рыночными поставками в сельское хозяйство инвентаря относительно развитой промышленностью (усовершенствованный инвентарь и механизмы). Этот процесс, однако, стал развиваться сравнительно недавно, в основном с середины 50-х годов. Во-вторых, старые формы воспроизводства вытеснялись товарным обменом земледелия с находящимися зд пределами деревни — либо в самой деревне — относительно мелким производством, специализирующимся на выпуске инвентаря для свободного рынка (обычный простейший инвентарь). Этот тип рыночных связей возник и развивался еще задолго до достижения страной независимости и к середине 50-х годов уже опосредствовал основную массу поставок сельскохозяйственного инвентаря в индийскую деревню, по крайней мере в относительно развитых (по уровню товарно-денежных отношений) районах.

К сожалению, мы не располагаем никакими данными о распределении рыночного производства простейшего инвентаря между деревней и городом. Можно, однако, заметить, что в той мере, в какой это производство сложилось в самой деревне, рыночные связи с ним земледелия по линии приобретения простейших орудий труда стали опосредствовать ту форму общественного разделения труда, которая уже существовала в рамках прежней общинной организации и проявлялась в натуральном продуктообмене между деревенским ремесленником и сельскохозяйственным производителем; они лишь в весьма ограниченной степени воплощают новый рост общественного разделения труда. Но принципиально новое состояло в том, что учет затрат труда стал осуществляться через рыночный механизм по стоимостным категориям. Сельскохозяйственному производителю — покупателю инвентаря — противостоит теперь не скованный жесткими рамками натуральной экономики ремесленник, а формирующийся товаропроизводитель, работающий на свободный рынок. Вот как этот процесс описывается в отчете об обследовании одной отсталой деревни в штате Андхра Прадеш: «Влияние рыночных связей и интеграция сельского сектора с более широким рынком нарушили традиционные отношения между земледельцем и ремесленником. Земледелец, живущий в местности, интегрированной с более широким миром, находит готовый рынок для продукции леса со своего владения. Ремесленник осознает ценность оказываемых им услуг, и он вполне осведомлен о денежных расценках на каждый вид услуг. К тому же рост городского сектора позволил ремесленнику мигрировать в города и там искать занятий» 1183, с. 104—105].

Претерпели изменения и производственные функции деревенского ремесла.

Как известно, деревенский ремесленник, имевший отношение к сельскохозяйственному инвентарю (плотник, кузнец, гончар, кожевник), выполнял в рамках общинного разделения труда две функции:  производителя инвентаря и

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru