Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Атомный проект СССР - Страница 1

Министерство Российской Федерации по атомной энергии Государственный научный центр Российской Федерации — Физико-энергетический институт им. академика А. И. Лейпунского



Атомный проект СССР



Документы и материалы



Под общей редакцией Л. Д. Рябева



Том I



1938-1945



Часть 2


Атомный проект СССР - Страница 1

МОСКВА Издательство МФТИ 2002



УДК 539.1(091) ББК 22.383; 22.3г А-92



РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ



Л. Д. Рябев (председатель),[А. М. Балдйн, В. Б. Барковский, С. Т. Беляев,



В. И. Ветров, А. А. Власов, Н. П. Волошин, Г. А. Гладков, Б. Б. Дьяков,



А. Т. Жадобин, А. В. Коротков, Л. И. Кудинова, Б. В. Левшин, В. Г. Мадеев,



Н. С. Работное, П. Е. Рубинин, М. Б. Смельцов, Ю. Н. Смирнов,



Л. 77. Феоктистов, Е. А. Шашуков



СОСТАВИТЕЛИ:



Л. И. Кудинова (отв. составитель), Ю. В. Фролов



Атомный проект СССР: Документы и материалы: В 3 т. / Под общ. ред. Л. Д. Рябева. Т. I. 1938-1945: В 2 ч. Часть 2 /Мин-во РФ по атом, энергии, ГНЦ РФ — ФЭИ им. акад. А. И. Лейпунского; Отв. составитель Л. И. Кудинова. — М.: Издательство МФТИ. 2002. — 800 с. — КВЫ 5-89155-095-4 (Т. I, Ч. 2).



Первая часть тома I сборника издана в 1998 г. Представляемая здесь вторая часть является ее продолжением и завершает том I, посвященный периоду 1938-1945 гг. Вторая часть, отражающая состояние работ по проблеме создания советского атомного оружия в 1944-1945 гг., включает более 200 документов правительственных органов, организаций, предприятий, разведорганов СССР и др. В их числе и небольшое дополнение к первой части тома с важными для этой темы вновь выявленными документами 1940-1943 гг., а так же рукописи научных работ ведущих советских ученых (1943 г.). Публикуется научно-справочный аппарат ко всем документам тома I.



Вторая часть подготовлена ГНЦ РФ — Физико-энергетический институт им. акад. А. И. Лейпунского.



Для всех интересующихся историей развития отечественной науки и техники.



© Министерство Российской Федерации по атомной энергии, 2002 © ГНЦ РФ — Физико-энергетический институт им. акад. А. И. Лейпунского, 2002 © Л. И. Кудинова, Ю. В. Фролов,



БВИ 5-89155-095-4 (Т. I; Ч. 2)  составление,  2002



ПРЕДИСЛОВИЕ



Очень важно, что в 1944-1945 гг., несмотря на трудный военный период, работа по атомному проекту шла по нарастающей. В результате деятельности Лаборатории № 2, сотрудничавших с ней ученых и специалистов других организаций, анализа поступавшей развединформации общие контуры атомного оружия в значительной степени определились. При этом сложность ситуации заключалась в том, что по многим физическим и техническим проблемам, связанным с созданием атомной бомбы, не существовало однозначных решений. Вариантность предполагала выбор, и его приходилось делать, в основном, без экспериментальной проверки, опираясь на собственные знания, опыт, интуицию, постоянно учитывая ограниченность возможностей воюющей страны.



Прежде всего это касается ряда физических проблем, которые представлялись особенно важными: метод нейтронного инициирования, механизм перевода системы через критическое состояние, выбор «бомбового» материала.



От разведорганов СССР, скрупулезно отслеживающих развитие атомного проекта в США и Англии, по этим проблемам поступала важная информация, анализ которой и, как писал И. В. Курчатов, «собственные исследования» позволили ученым в 1944-1945 гг. сделать некоторые важные для решения задачи выводы.



Так, стало ясно, что полониево-бериллиевый источник можно использовать в качестве первичного нейтронного источника, провоцирующего взрывную цепную реакцию деления.



Окончательно осознана прогрессивность идеи имплозии — «взрыва внутрь», когда примитивному способу баллистического (линейного) сближения двух кусков активного материала противопоставлялось сферически симметричное движение в центр сферы с сопутствующим сжатием (посредством взрыва химического ВВ, расположенного на периферии). Последнее обстоятельство особенно важно, так как оно вело к экономии активной компоненты, наиболее дефицитной.



Впервые прозвучала тревога по поводу влияния спонтанного нейтронного фона, исходящего от активного материала, используемого в бомбе, на цепную реакцию. Нейтронный фон может вызвать ее преждевременное развитие, когда система далека от максимальной надкритичности, резко снизить энерговыделение, приводя в итоге к неполному взрыву (Н. В. ). Так как вероятность Н. В. — этого крайне негативного явления — пропорциональна нейтронному фону, задача сводилась к изучению происхождения паразитных нейтронов, уменьшению их влияния на общую картину взрыва. Отсюда возникали особые требования как к скорости (динамике) перехода через критическое состояние, так и к самим делительным материалам.



И здесь также вставала сложная проблема выбора — что рациональнее использовать в бомбе — уран-235 или плутоний-239?



Плутоний — искусственный элемент, его можно получить в реакторе с последующим химическим отделением от урана и осколков деления. Однако в реакторе, наряду с полезным плутонием-239, образуется и плутоний-240. Именно этот изотоп имеет сравнительно короткое время спонтанного деления, его содержание фактически и определяет тот самый спонтанный нейтронный фон, который может привести к Н. В. Поэтому в так называемом оружейном плутонии плутония-240 должно быть как можно меньше. Необходимость этого приводит к другой трудности: процентный состав плутония-240, как вторичного продукта, впрямую зависит от срока выдержки (компании) урана-238 в реакторе — чем меньше срок выдержки, тем меньше образуется плутония-240, но тем выше стоимость оружейного плутония, тем меньше производительность по всей цепочке его извлечения.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru