Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Герои Смутного времени - Страница 3

Грозный умолял служилых дворян, чуть ли не на коленях, взять под защиту его семью; бояре после его смерти непременно попытаются «сына моего извести», слезно просил оставшихся верными ему людей, чтобы «жены моей на поругание боярам не дали»3. Перед ним неотвратимо вставал образ матери, отравленной боярами...

Оправившись, он предложил московскому нобилитету подписать Целовальную грамоту — на верность его роду. Боярская оппозиция отвергла его предложение. Родовитые князья и бояре явно давали понять, что его «кровопивственному роду» (позднее выражение Курбского, точно схватившего умонастроения княжеско-бо-ярских верхов) — не место на московском престоле.

Они хотели более лояльного царя. Грозный, судя по Царственной книге, рискнул припугнуть основного претендента на трон. В разговоре с Владимиром Андреевичем он сказал, что, выздоровев, посчитает74 ся с ослушником его воли, а «на твоей душе что ся станет, мне до того дела нет»4. После его выздоровления настала пора казней: душа Владимира Андреевича вместе с душой его матери и многих их сторонников отправились на небо. Среди них были и люди, одно время близкие к Грозному, но не желавшие Дмитрия и засилия, сле-

1 Царственная книга, то есть Летописец царствования царя Иоанна Васильевича. СПб., 1769. С. 339.

2 Там же.

3 Там же. С. 340. ' Там же. С. 341.

11

Довательно, Захарьиных-Юрьевых (князь Курлятев, ближний боярин Пилецкий и иные). Грозненский первенец, вокруг которого разгорелся такой сыр-бор, ненадолго пережил строптивых бояр: Дмитрий утонул в Белом озере при невыясненных обстоятельствах, возможно, в результате боярской мести Грозному. Анастасия родила мужу еще двух сыновей: Ивана и Федора. Последняя (седьмая) жена Грозного Мария Нагая принесла ему нового Дмитрия (род. 19 октября 1582 года). Наследником был объявлен старший, Иван Иванович (род. в 1552 г.). Грозный приучал сына к делам государства постоянно и с известным удовольствием. Он подсказывал наследнику, как следует поступать в необходимых случаях, советуя не стесняться в будущем крутых мер против изменников и еретиков. Иван Иванович был воспитан им так, что считал самим собой разумеющимся присутствовать при казнях «врагов отечества»1. В отличие от него младший сын Грозного Федор Иоан-нович (род. в 1557 г.) предпочитал сторониться кровавых спектаклей. Его занимали больше церковные зрелища, богослужения, звон колоколов (он быстро научился искусству звона).

Иван Иванович был физически крепким и способным молодым человеком. Он получил домашнее, «царское», образование и воспитание в духе сильвестрова Домостроя. «Мудрым смыслом сияя» (слова летописца), он завоевал всеобщее уважение; его даже любили, особенно в верхах. Федор Иоаннович был невзрачным и болезненным человеком; прихварывал он постоянно. Всем своим существом и поведением он давал понять, <рч> начисто лишен каких-либо амбиций. Грозный назвал в Завещании 1572 года наследником престола старшего своего сына царевича Ивана Ивановича. Младшему, Федору, был назначен обширный удел, по сути, государство в государстве, куда должны были войти Суздальское княжество и города по верхней Волге — Ярославль, Кострома, Углич, Дмитров — на кормление. Это было неудачное решение, неизбежно обреченное на распрю. В завещании Грозный писал: «А ты,

1 С. Б.Веселовский, изучавший церковные синодики, составленные по приказанию Грозного (в 1583 году),

Насчитал в них три с половиной тысячи человек. Г розный явно не хотел признаваться во всех своих злодеяниях, пометив лишь бояр, князей и дворян, забыв о тверянах, новгородцах и прочих.

12

Сын мой Федор, своего брата старшего слушай во всем и держи его в мое место и Государство под ним не подыскивай»1. Указания к Ивану Ивановичу не обижать младшего брата и не присоединять его государство к своему не было. Кажется странным, что Грозный обращается к пятнадцатилетнему отроку не подыскивать Государство. Кто-кто, а уж он-то знал, что Федор был органически не способен что-либо и под кем-либо подыскивать: жил в мире евангельской добродетели и церковной ритуалистики. Но Грозный знал и другое. Он мог стать орудием чужих интриг. Второе завещание написано Грозным в годы Ливонской войны, опричнины и подкравшейся к Грозному тата §гапсИоха. Одно время у него возникло желание бросить все и уехать с казной в Заморье. Пусть бояре разбираются! Успехи в войне — отвоевание Полоцка, разгром Ливонского ордена, открытие Нарвской навигации — сменились неудачами и чувствительными потерями. Место тевтонов заняли более сильные Речь Посполитая и Шведское королевство: они потребовали своей доли прибалтийского пирога. Война пришла в русские пределы; после героического сопротивления пали Великие Луки и Остров, тысячу лет не видевшие неприятеля. Баторий со своим войском, набранным во всех углах Европы, осадил Псков. Оборона города, умело организованная князем Иваном Петровичем Шуйским, сплотившим войско и население в единое целое, вселила новые надежды. Все были озадачены выжидательной тактикой Грозного. Царя обвиняли в разговорах, в бездействии. Ярославское дворянство, создавшее хорошо вооруженное ополчение, предлагало Грозному свои услуги по деблокированию Пскова и просило лишь об одной чести: поставить во главе войска наследника, Ивана Ивановича. Грозный колебался, тянул время и решил в конце концов прибегнуть к посредничеству Рима. Горсей, наблюдавший царя, утверждал, что тот испытывал тайный страх перед возможностью утери власти в случае, если наследник возглавит войско, да еще, освободив Псков, соединится с Шуйским: «Царь опасался за свою власть, полагая, что народ слишком хорошего мнения о 1 См.: Карамзин Н. М. История Государства Российского. СПб., Приложение. Т. IX. С. 175. Текст Завещания 1572 года приведен Карамзиным по списку XVIII века. Оригинал не сохранился.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru