Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Государь император Николай II Александрович - Страница 5

Когда Государь появился на крыльце Дворца, грянул первый сигнальный пушечный выстрел и головная часть процессии тронулась в путь. Государю подвели белую лошадь, по традиции кованую на серебряные подковы. Государь сел в седло и грянул второй выстрел. В момент выезда Царя из ворот Дворца прозвучал третий и на него хором ответили колокола всех Московских церквей. В тот же момент со звоном колоколов слилось могучее ура многотысячной толпы, стоявшей против Дворца.

У ворот Государь задержался, чтобы принять рапорт Великого Князя Владимира Александровича, командовавшего всеми войсками в этот день. Отрапортовав, Великий Князь присоединился к Свите и тронулся дальше рядом с Великим Князем Михаилом Николаевичем, Который, картинно уперев фельдмаршальский жезл у колена, ехал на огромном вороном

Государь Император возлагает корону на Государыню Императрицу

Жеребце вслед за министрами Императорского Двора и военным, которые следовали непосредственно за Государем.

За старшими Великими Князьями потянулась огромная блестящая свита:  генерал-адъютылты,  в расшитых золотом

Мундирах, блестящие серебром генералы Свиты и флигель-адъютанты, все в красивых барашковых шапках набекрень. Между ними мелькали иностранные мундиры приезжих гостей — вся картина была замечательно эффектна.

Замыкающий первую часть шествия эскадрон Конного полка далеко продвинулся вперед, и перед Государем открылся длинный участок свободного пути, окаймленного неподвижными рядами гренадер с ружьями на караул, а за ними, вплоть до стен домов, сплошной волнующейся массой народа. Все окна, балконы, трибуны на перекрестках и площадях были заполнены людьми, и непрерывное ура катилось волной всё дальше и дальше, нарастая при приближении Всадника на белой лошади, во главе блестящей свиты.

Вслед за Царем и сопровождавшими Его тронулась золоченая карета Вдовствующей Императрицы. Это была та самая карета, в которой, 13 лет тому назад, Она въезжала в Москву перед Коронацией Ее покойного мужа и Ее собственной. На Ней были те же драгоценности, великолепное жемчужное ожерелье, такое же тяжелое парчевое, шитое серебром, открытое платье, голубая лента через плечо.

Карету везли четыре пары белых, богато убранных коней. На ремнях, между козлами и кузовом, лицоїм к Государыне, сидели два маленьких пажа в придворных мундирах. Дальше шла точно такая же карета Государыни АЛЕКСАНДРЫ ФЕОДОРОВНЫ, а за нею еще несколько золоченых карет, в которых сидели по три Великих Княгини. По бокам ехали два шталмейстера, а сзади 6 камер-пажей на белых лошадях. За Высочайшими Особами следовали экипажи придворных дам. Шествие замыкали эскадрон Лейб-гусар и эскадрон Улан Его Величества.

Прозвучал 71 пушечный выстрел — салют по случаю въезда Государя в Москву. Там Его встречал городской голова, гласные, ремесленная, мещанская и купеческая управы. Дальше дворянство, земство, наконец, остановка у Иверской часовни. От площади по направлению к Кремлевским воротам тянулись ряды Преображенцев. От площади, по направлению к Кремлевским воротам, вплоть до Успенского Собора в Кремле п от Собора до Кремлевского Дворца были устроены мостки, значительно поднятыем над уровнем мостовой. Причем проложены были не кратчайшим путем, а извивались по всей площади, дабы каждый в толпе мог бы сравнительно близко и ясно видеть Царя. Лестница, Красное Крыльцо дворца и мостки были обиты красным суюном.

Вдоль помостов стояли Кавалергарды и Конногвардейцы в красных супервестах, а вся площадь была заполнена волостными старшинами, войтами и старостаїми в черных и синих армяках с медалями на груди и на шее.

Здесь царило сдержанное ожидание, «ад головами гудели колокола, а из-за стен Кремля доносились всё растущие перекаты ура, которым население столицы встречало Царя.

Ура всё близилось.

Вдруг послышались слова команды. Преображенцы взяли на караул, раздался рокот барабанов, ура грянуло с удесятерённой силой, точно прорвавшись через какую-то преграду, и знамя Преображенского полка стало медленно склоняться, салютуя Государю.

На площади появился Государь. Подъехав к помостам, Он слез с коня. Быстро спешилась свита, вестовые торопливо отводили в сторону лошадей. Появилась первая карета Государыни МАРИИ ФЕОДОРОВНЫ. Царь лично помог Матери выйти из экипажа.

Подъехала и Государыня АЛЕКСАНДРА ФЕОДОРОВНА. Государь высадил и Ее. Ура гремело, не умолкая. В момент входа Царя в Собор заграмели новые салюты — всеобщий подъем, казалось, достиг апогея.

По осмотре соборов Кремля и поклонения святыням, Государь, Обе Царицы, справа МАРИЯ ФЕОДОРОВНА, а слева АЛЕКСАНДРА ФЕОДОРОВНА, Высочайшие Особы и свита направились пешком во дворец и стали медленно подыматься на Красное Крыльцо.

На ступенях, неподвижные, как статуи, стояли красавцы Кавалергарды с обнаженными палашами, с Андреевскими звездами на красной груди супервестов. Впереди с длинным жезлом в руках, с краю, почтительно оглядываясь назад, двигался обер-гофмаршал князь С. П. Трубецкой. Сзади — четыре камер-пажа.

На верхней площадке Царь и Царицы остановились, пока остальные участники шествия удалились во Дворец.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.