Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Исторические силуэты - Страница 9

17 Цит. по: Политические деятели России. 1917. С. 150.

18 Там же.

19 Красная книга ВЧК. М., 1990. Т. 1. С. 75—76.

20 В. И.Ленин и ВЧК. М., 1987. С. 112.

21 Там же.

22 Флоровский А. В. Указ. соч. С. 191.

23 Вандалковская М. Г. Указ. соч. С. 99.

24 Политические деятели России... С. 366.

25 А. А.Кизеветгер — ВА. Маклакову. 13. VII. 1923 — «Большевизм есть несчастье, но несчастье заслуженное»: Переписка В АМаклакова и ААКи-зеветтера/ Публ. О. Будницкого и Т. Эммонса// Источник. 1996. №2. С.5.

26 А. А Кизеветгер — ВАМаклакову. 18. VIII. 1923 — «Большевизм есть несчастье...». С. 6.

27 ААКизеветгер — ВАМаклакову. 1.ХП. 1923//Там же. С.10.

28 В. А.Маклаков — А. А.Кизеветтеру, 13 сентября 1929//Там же.

С. 20-21.

29 Н. И Астров — ВАМаклакову, 7 февраля 1933//Там же. С. 21.

30 Вандалковская М. Г. Указ. соч. С. 109.

31 Флоровский А. В. Указ. соч. С. 186.

32 Кизеветтпер АЛ. Протопоп Аввакум. Ростов н/Д., 1904. С. 4.

33 Андреев Николай. Пражские годы// Новый мир. 1994. №11. С. 176.

34 Кизеветтер А. А. Панегирист Ивана Грозного// Сегодня (Рига). 4 августа 1923. № 167.

35 Там же.

36 Статья Кизеветтера «Общие построения русской истории в современной литературе» (Современные записки. 1928. №37) цит. по: Вишняк М. В. «Современные записки»: Воспоминания редактора. Спб.-Дюссельдорф. 1993. С.127.

37 А. А.Кизеветгер — ВАМаклакову. 6.02.1924 — «Большевизм есть несчастье...». С. 16.

38 Кизеветтер АЛ. На рубеже двух столетий. Прага, 1929. С. 466.

39 Вишняк М. В. Указ. соч. С. 126. Приведу характерный отзыв Кизеветтера на одну из статей, опубликованных в «Современных записках». Соглашаясь с автором статьи по существу, он восклицал: «Но Боже, как плохо написана его статья! Какой вымученный по изощренности стиль! Какие изысканнейшие словесные сплетения наполняют каждую фразу! Отчего писать стараются так, как никто не стал бы изъясняться в устной речи? Это дурной тон. Слова должны быть просты, метки и точны. И простыми, меткими и точными словами можно выражать весьма сложные и замысловатые мысли. А вот когда на несложную мысль напяливают бесконечные словесные завитушки, то получается дурной тон». — Письмо ААКизеветтера М. В.Вишняку, 22 марта 1928// Новый журнал. 1988. Кн.172—173. С. 493.

40 Кизеветтер АЛ. Литературные отражения эпохи Александра I. «Горе от ума». Цит. по: Вандалковская М. Г. Указ. соч. С. 276.

О. В.Будницкий

ГгОулэдду?

Ыоыоьиос/^

Згроупозгоуг АВВЖУМ

Ш ередко приходится слышать, что русская и осо-^ я бенно древнерусская история скучна и одно-§ ^ образна, что в ней нельзя найти ничего, чем осмысливается и красится жизнь: ни сильных и энергичных людей, ни широких общественных движений, ни яркой драматической борьбы партий за свои интересы и идеалы. Как будто древнерусские люди и не жили настоящею жизнью, а полусонно тянули какую-то никому ненужную канитель. Возьмем, например, старую Москву. Что прежде всего приходит нам на мысль при этих словах: «старая Москва»? В обычном представлении это — бояре в громадных шапках и длинных кафтанах с безбрежными рукавами, бесконечными поклонами почти перед каждым словом, обеды с десятками кушаний и однообразно утомительные церемонии по различным внешним поводам. И не кажется ли нам нередко, что такими поклонами, обедами, церемониями и исчерпывалась вся жизнь наших медлительных предков в высоких шапках и длинных кафтанах? что за бесконечной обрядностью, наполнявшей их обычный день, не оставалось уже никакого места для истинно человеческой жизни умом и сердцем, для тревожных дум над мучительными загадками жизни, для тех идейных порывов и волнений, которые бы делали из этих размеренно двигающихся и разряженных кукол подлинных людей?

Мне кажется, что такое мнение о древнерусском обществе, как о собрании каких-то полуавтоматов, превративших все свое существование в сплошной, однажды навсегда заученный обряд и неспособных ни беспокойно мыслить, ни страстно чувствовать, — мне кажется, что такое мнение пользуется значительным распространением. А между тем это распространенное мнение совершенно ложно. Стоит прислушаться повнимательнее к тому, что говорят нам старинные литературные памятники, эти уцелевшие свидетели давно угасшей жизни, — и до нашего слуха долетят любопытные отголоски стремлений, дум, скорбей, которыми жила и болела душа древнерусского человека; тогда ближе, понятнее станет для нас эта старина, на первый взгляд столь скудная внутренним духовным содержанием.

Мы увидим, что и эти странные люди в неудобных и неуклюжих костюмах имели свои отвлеченные интересы и умели пламенно волноваться, бороться и даже погибать ради служения своим идеалам. Пусть сами эти идеалы для нас уже совершенно чужды, пусть то, что некогда казалось истиною и зажигало сердца, представится нам теперь или грубым заблуждением, или пустым призраком воображения. Это понятно и естественно: у каждой эпохи свой умственный кругозор, свой уровень понятий. Было бы на лицо бескорыстное стремление к истине, способность отстаивать свои убеждения, и если человек проявил эти свойства, мы признаем в нем брата, как бы ни были далеки его мысли и стремления от наших собственных понятий.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru