Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Ижевские повстанцы и «красный террор» Страница - 4

Во-вторых, неприбранные трупы действительно лежали в городе длительное время (не менее 10 дней) уже после того, как в городе была восстановлена Советская власть. Тому есть многочисленные документальные свидетельства.

15 ноября Председатель Революционного совета Ижевска направляет коменданту города следующее отношение: «До сведения Революционного совета дошло, что за Арсеналом6 в яме лежат около 25 трупов наших товарищей, расстрелянных белогвардейцами. Немедленно сделайте распоряжение об уборке и похоронах этих трупов» [8, л. 49].

19 ноября он направляет туда же ещё одно отношение: «революционный совет предлагает сделать распоряжение об уборке трупов, находящихся за горой возле Управления Ижевскими заводами7» [8, л. 74].

Не ранее 19 ноября начальник 2-го участка Советской милиции подаёт следующий рапорт в Информационное бюро при Штабе 2-й армии: «Доношу, что во вверенном мне участке по заявлению Комиссара по здравоохранению были убраны трупы расстрелянных белогвардейцев, валявшиеся около кладбища, и перенесены в Троицкую усыпальницу8...» [9].

Напомним читателю, что органы ВЧК в те годы широко практиковали публикацию в прессе списков репрессированных.

Как говорится, «дыма без огня не бывает», и груды тел, лежащие в разных местах на улицах города, которые появились там в разное время, по разным причинам, и принадлежали как повстанцам, так и их противникам4 в сочетании с опубликованными списками расстрелянных по решениям ЧК, действительно, могли восприниматься некоторыми ижевчанами в качестве жертв бессудной и беспорядочной расправы, произведённой органами Советской власти. Возможно, данная точка зрения тогда же могла «просочиться» через линию фронта и в Белую прессу.

Ижевск! Я Заводь. Береговая улица. В.«л/ь съ «руда-

Фотография от здания Заводоуправления. В центре снимка справа - «Генеральский дом».

2.Магия цифр

В предыдущей монографии нами был проанализирован состав репрессированных органами ВЧК в г. Воткинске. Всего там с ноября 1918 г. по февраль 1919 г. было осуждено и расстреляно, по меньшей мере, 126 человек. Архив сохранил не только их имена, но и составы инкриминированных им политических и бытовых преступлений [1, с. 137-162]. Там же мы приводим обоснованные документальными данными и перепроверенные перекрёстными методиками расчёты численности Ижевской и Боткинской Народных армий в разные периоды их существования. В соответствии с полученными результатами, суммарно через эти формирования могло пройти за 3 месяца до 50.000 человек, при этом жители городов составляли лишь 10-20 %, а остальные были крестьянами. Из указанного числа лишь около 30.000 стали «отступленцами», уйдя по понтонным мостам за Каму. При этом лишь около трети из них составили ижевские рабочие вместе с крестьянами пригородных территорий и члены их семей, а остальную часть составили воткинцы5. Поэтому, было бы логично полагать, что число репрессированных ижевцев будет также находиться в пропорции примерно 1:3?

Но циркулирующие в литературе численные значения репрессированных жителей Ижевска способны поразить воображение читателя. Так, например, С. А.Жилин приводит сводку Белых источников, а, вернее, мнений Белых мемуаристов о численности данного контингента:

- полковник А. Г.Ефимов называет число 8.000 человек;

- поручик С. Н.Лотков: «всего в эти дни было убито не менее 5.000 человек в Боткинском заводе, да не менее того и в Ижевске»;

- Д. М.Михайлов: «За 3 дня было уничтожено 9993 человека»;

- Газета «Сибирская жизнь»: «Были расстреляны не только активно выступавшие, но и содействовавшие Народной армии. Расстреливались по доносам даже лица, оставшиеся нейтральными во время героической борьбы. Были среди жертв расстрелов женщины и даже дети, но последнее признаётся случайным совпадением. Произведены подсчёты погибших от расстрелов, и таковых по Ижевскому заводу и его окрестностям насчитывается 7073 человека, большинство из них рабочие»;

- журналист А. Я.Гутман-Ган: «Расстрелы продолжались более месяца. Главное участие в расстрелах принимали китайцы, мадьяры и латыши...Семьи ушедших рабочих убивались» [5, с. 43].

К сожалению, ни описания методик подсчётов числа жертв, ни ссылок на архивные данные книга С. А.Жилина не содержит.

А вот Е. Ф.Шумилов в том же 2008 г. публикует собственную версию расчёта числа жертв Красного террора в Ижевске за период работы ЧК с ноября 1918 г. по март 1919 г., когда город снова был взят Колчаковским войском. Он утверждает, что «Только с 9 по 16 ноября, в самые «горячие» дни, судя по одному из официальных списков, чекисты провели здесь 74 казни...». И заключает: «Можно предположить, просто экстраполируя, что за 5 месяцев от штурма города Красными до штурма города Колчаковцам^ было бессудно казнено не более 500 Ижевцев» [3, с. 59].

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.