Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Ижевские повстанцы и «красный террор» Страница - 9

Протоколом совместного заседания ВЧК и Минюста от № 61 от 31 января 1918 г. было установлено, что: «В Чрезвычайной комиссии концентрируется вся работа розыска, пресечения и предупреждения преступлений. Всё же дальнейшее ведение дел, ведение следствий и постановка дела на суд представляется Следственной комиссии при <Революционном> трибунале...» [2, с. 40].

Таким образом, Законодатель вполне чётко определил сферу компетенции ВЧК и её структуру. «Всероссийская Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, саботажем15 и преступлениями по должности» фактически

Производила раскрытие «резонансных» преступлений путём осуществления

10

Агентурно-оперативной деятельности, разыскивала и арестовывала подозре-ваемых16, производила по данным делам неотложные следственные действия, г. е. дознание, но функции собственно следствия, т. е. оформления дела для передачи в суд, как и судебная функция, были возложены на Трибунал.

Буквально с первых дней работы ЧК её руководство определяет принципы конспиративного использования «оперативных источников»17.

«Из протокола заседания ВЧК о работе осведомителей и секретных сотрудников:

17.02.1918

Председательствует Дзержинский.

Заслушано:

О плате за услуги.

Постановлено:

Платить осведомителям за услуги не более 10 %м только за оконченные дела. Заслушано:

О секретных сотрудниках.

Постановлено:

Признать, что можно пользоваться услугами, но с условием, чтобы это было вне Комиссии» [4, л. 6, 7].

22 февраля 1918 г. Совнарком публикует свой знаменитый декрет-призыв «Социалистическое отечество в опасности!» Последний пункт его содержит прямое указание расстреливать на месте преступления, т. е. без следствия и суда, неприятельских агентов, спекулянтов, громил, хулиганов, контрреволюционных агитаторов и германских шпионов. Ни ЧК, ни иной субъект, которому даётся право расстрелов, в документе не упоминается, но в историографии отчего-то принято как данность, что именно сей декрет явился для Чрезвычайной комиссии директивой для внесудебных расстрелов.

В начале марта 1918 г. Брестский мир расколол Российское общество, а тех, кто его подписал, стали даже называть «германо-большевиками». Так, ленинцы достигли своей давней цели, превратив войну империалистическую в войну гражданскую. А в новых условиях у них немедленно возникла необходимость распространить деятельность ЧК на всю подконтрольную им территорию.

18 марта в Протоколе заседания ВЧК появляется постановление об образовании иногородних отделов: « ...Образовать разведку в каждом отделе, и, кроме того, общую для всей Комиссии» [5, л. 25-26].

Как видно из цитированного документа, права производить бессудные расстрелы местным комиссиям не предоставлялось. Вообще, если судить по содержанию инструктивных документов, ЧК являлась органом, в котором была сосредоточена лишь агентурно-оперативная работа и первичный сбор улик.

2. Ижевская ЧК первого состава

Случилось так, что в Ижевске оказалась весьма сильна организация Союза социалистов-революционеров-максималистов. Члены этой партии считали себя продолжателями традиций русских революционеров-народников и выступали за революционные социалистические преобразования страны в соответствии с программой-максимум в интересах трудящихся классов: рабочих, крестьянства и трудовой интеллигенции. Они выступали против передачи власти Учреди-

22

Тельному собранию. Управлять национализированными отраслями промышленности, по их мнению, должны были отраслевые профсоюзы [6, с. 60.].

В Ижевской рабочей дружине, которая с весны 1918 г. стала называться отрядом Красной гвардии, максималисты занимали до 80% [6, с. 56.]. Они держали под охраной склад готовой продукции (арсенал), пороховой погреб и иные оружейные хранилища города, в котором помимо казённого оружейного завода имелось несколько частных оружейных фабрик.

В январе 1918 г. максималисты наложили контрибуцию на оружейного фабриканта И. Ф.Петрова, занимались бесконтрольными экспроприациями, а попросту грабили дома обеспеченных горожан.

К весне 1918 г. в штабе Красной гвардии скопились залежи конфискованных драгоценностей, тканей, оружия, обуви, одежды... Красногвардейцы практически вышли из подчинения Ижевского Совета. Источники того времени отмечают, что красногвардейцы и максималисты самосудно расстреливали заподозренных в совершении уголовных преступлений прямо на улицах и выносили смертные приговоры собственным однопартийцам, которые были уличены в неблаговидных поступках. Историк С. Л.Бехтерев, глубоко изучивший тему, в этой связи прямо утверждает, что в тот период в Ижевске, Воткинске и Сарапуле «отдельные лица, проникшие в красногвардейские отряды, терроризировали население»... [6, с. 62, 63.].

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru