Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Изучение Индии в России (очерки и материалы) - Страница 7

В XVI и особенно XVII в., когда в России пробудился живой интерес к далеким странам, появились научные труды, посвященные описанию земного шара. На русский язык были переведены сочинения античных географов (Помпония Мелы и др.), сводные работы по географии, такие, как польская «Хроника всего света» Марцина Вельского, «Космография» Джованни Ботеро, «Космография» Герарда Меркатора. Переводились и специальные работы, посвященные истории Великих Моголов и путешествиям в Индию (например, путешествие «Георгия Спильбергия, трех кораблей начальника року 1601 от Селяндии в Индию восточную приятое»43 и др.). В обширных сводных трудах XVII в. (как нередко и в западных работах, служивших им источниками) сведения книжные, почерпнутые из сочинений древних географов, из преданий и «Христианской топографии» Космы Индикоилова, помещались рядом с той гражданско-практической информацией, которую предоставляли путешественники нового времени. «Космография 1670 года»44, базирующаяся преимущественно на русском переводе Герарда Меркатора45, содержит ссылки одновременно на античных авторов «Помпониуса», «Диодоруса», «Пли-ниуса» и на современных ей путешественников и географов от «Маркуса Паулюса» (Марко Поло) до Скалигера. Это соединение древних и новых свидетельств об Индии заметно в «Космографии» повсюду. Так, о множестве городов страны говорится на основании данных «Александрии», а продолжением рассказа служит описание «началнейшего стольного города Ка-лехута» т. е. Каликута, важнейшей базы португальцев в Индии, и г. Камбая «на берегу Гуйзарата» со ссылкой на новейшего географа Скалигера. Изменился и общий подход — особое внимание уделяется уже не чудесам, а пряностям и шелку. Постепенно книжный образ Индии, противоречивший реальной информации, отступал в область сказок, занимательного и несерьезного чтения. К концу XVII в. далекую заморскую страну на Руси представляли уже больше по западным книгам и сообщениям своих путешественников, чем по старинной литературе.

ГЛАВА II

-ИЗУЧЕНИЕ ИНДИИ В РОССИИ XVIII в.-

После эпохи Великих географических открытий в странах Европы неуклонно возрастал интерес к Индии. Бурно развивалась заморская торговля, приносившая огромные прибыли. Все чаще в Индии появлялись купцы, путешественники и миссионеры. Несравненно богаче и достовернее стала информация о ней в европейской литературе. В XVII — первой половине XVIII в. был написан ряд специальных сочинений, содержавших сведения о политическом строе страны, языках, обычаях и религии ее населения. Правда, большая часть этих сочинений оставалась в рукописи. В соответствии с географией миссионерской активности и торгово-предпринимательской деятельности основное внимание в них уделялось южноиндийскому побережью и Бенгалии. Северо-Западная Индия была известна гораздо меньше.

Ознакомлению с обычаями, обрядами, языками препятствовала кастовая замкнутость индийского общества. Автор первой на Западе грамматики санскрита миссионер Генрих Рот46 смог изучить этот язык лишь благодаря помощи брахмана, обращенного им в христианство. Ему пришлось действовать как бы на пустом месте, хотя у него был предшественник — итальянец Роберто ди Нобили. Более того, грамматика Генриха Рота обнаружена лишь недавно и непосредственного влияния на европейскую науку, разумеется, не оказала. Даже в середине XVIII в. на Западе древнеиндийские тексты переводились с персидского. Несмотря на удивительные достижения отдельных энтузиастов, до конца XVIII в. можно говорить лишь о предыстории европейской индологии.

Россия еще в XVII в. предпринимала неоднократные попытки завязать дипломатические отношения и наладить торговые связи с Индией. Особое значение придавалось этому в петровскую эпоху. В проекте Ф. С. Салтыкова «Изъявления прибыточные государству» 1714 г. содержались предложения, касавшиеся поисков северного морского пути в Китай и Индию, а также строительства крепостей в Сибири и открытия торговых путей в Индию через территории калмыков и монголов. От этого ожидалась «в государстве великая прибыль так же, как Англия и Голландия имеет себе оттуды»-. В 1715 г. русскому послу в Персии А. П. Волынскому было приказано узнавать о торговых путях в Индию. В 171 б г. по личному распоряжению Петра была снаряжена знаменитая экспедиция князя А. Бековича-Черкасского в ханства Средней Азии. В составе экспедиции было несколько человек во главе с поручиком А. И. Кожиным, которые должны были продолжить путь по Амударье («дабы до Индии путь водяной сыскать»), составить карту и разведать «о пряных зельях и о других товарах»47.

В Посольском приказе в Москве были разысканы дипломатические документы XVII в. Их сведения сопоставлялись с новейшими западными публикациями о Великих Моголах и с информацией восточных купцов, проживавших в Москве. В 1723 г. экспедиция вице-адмирала Д. Вильстера должна была отправиться на Мадагаскар, затем совершить «вояж до Ост-Индии, а именно до Бенгалеиа»48. Д. Вильстеру поручалось заключение торгового договора с государством Великого Могола, а также покупка дерева для «покгоуту». Ни А. И. Кожин, ни Д. Вильстер, однако, не смогли добраться до цели.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru