Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Изучение Индии в России (очерки и материалы) - Страница 9

Изучением индийских языков в России занимался также профессор-востоковед Георг Якоб Кер, служивший переводчиком с персидского, арабского и турецкого языков при Коллегии иностранных дел. Этот интерес возник у него еще до приезда в Россию, и он знал практически все имевшиеся к тому времени на европейских языках труды по данной тематике (Бартоломе Цигенбальга, Адриана Реланда, Афанасия Кир-хера и др.). В архиве Г. Я. Кера сохранились письма к нему от миссионеров из Индии (и Ланки), в том числе подробное письмо одного из основателей европейской индологии Бартоломе Цигенбальга60. Иногда ученому сообщают о древних памятниках и надписях и просят консультаций. В архиве находятся и тетради61 с алфавитами индийских языков, списками слов, парадигмами спряжений и склонений, упражнениями в переводах текстов на бенгальский, тамильский, хиндустани и др. Здесь же даются описания средневековых индийских монет и перечни названий санскритских сочинений, упоминаемых у европейских и арабских писателей.

Но особенно примечательна тетрадь, озаглавленная «Об ипдо-мултанском диалекте». В1733 г. Г. Я. Кер познакомился с купцом из Астрахани по имени Сунгара (Сухара), крещеным индийцем, жившим тогда в Петербурге62. В русских документах63 его именуют Петром Ивановичем Сунгуром (или Сугуром). Упомянутая тетрадь содержит записи уроков, которые ученый брал у Сунгары и его «крестного брата», астраханского индийца Наратона Лалаева (Нароттама)64. Г. Я. Кер знакомился как с алфавитом деванагари, на котором воспроизводились санскритские тексты, так и с письмом такри и ланда, употреблявшимися индийскими купцами в Астрахани в деловых документах. Старательно изучал он родной для них диалект Мултана, давая транскрипцию слов и сопровождая их пояснениями по фонетике на латинском языке. Несомненно, это была одна из самых первых попыток изучения европейским исследователем диалектов Северо-Западной Индии. Кроме того, он уделял внимание индийским числительным (и цифровой тайрописи индийцев), а также составлял тематические списки слов с переводом на латинский (а иногда и на русский). Эти записи любопытны не только с лингвистической точки зрения: они позволяют составить представление об обычаях, культуре и религии жителей астраханской колонии. В ряде случаев ученый отмечал параллели к индийским географическим названиям в греческих и латинских текстах и довольно последовательно фиксировал сходство индийской и древнегреческой лексики. Известно, что с анализа таких сближений и начиналась работа в области сравнительного языкознания и санскритологии. Не случайно именно Г. Я. Кер в своем знаменитом плане развития ориенталистики в России и создания Восточной академии подчеркивал необходимость изучения индийских языков. Его вдохновляли открывавшиеся перспективы активных связей России с Востоком.

Г. Я. Кер познакомил с индийцами и своего давнего друга, петербургского академика Г. З. Байера65. Возможно, они совместно изучали индийские языки. Во всяком случае, данные, приводимые в работе Г. З. Байера «История греко-бактрий-ского царства» со ссылками на «Сонхара» и «Нрохотама», весьма сходны с записями Г. Я. Кера. По-видимому, индийцы сохраняли какие-то рукописные книги, сборники молитв и заклинаний, используя которые могли сообщить и некоторые сведения о санскрите.

Заслуги Г. З. Байера давно уже отмечались в научной литературе66. Его переписка с протестантскими миссионерами в Индии и ряд опубликованных исследований свидетельствуют о серьезном интересе к Индии, ее языкам, древней истории. По сложнейшей теме, связанной с пребыванием греков в Индии, его книга длительное время оставалась классической.

Работа петербургских ученых по разным причинам не имела продолжения67. Лишь в последней трети ХУ1Н в. участники академических экспедиций для описания земель и народов Российской империи уделили внимание астраханским индийцам. В 1773 и 1774 гг. академик П. С. Паллас (1741-1811) и К. И. Таблиц (1752-1821), будучи в Астрахани, собирали материалы относительно обычаев и языка выходцев из Индии. Этнографическое описание индийской колонии содержится в специальной статье П. С. Палласа «Некоторые сведения о живущих в Астрахани индийцах», опубликованной по-немецки в журнале «Хеие погсНзсЬе Веу1гае§е гиг рЬузхкаНзсЪеп ипс! §ео^гарЫзсЬеп Егс1- ип<4 УоеШегЪезсЬгеНэип^» в 1782 г. Сходные сведения содержатся в книге И. Г. Георги «Описание всех обитающих в Российском государстве народов и их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, вероисповеданий и прочих достопамятностей»68 (1777г.). Вполне вероятно, что И. Г. 1еорги мог пользоваться черновыми материалами П. С. Палласа (или К. И. Таблица).

В Рукописном отделе РНБ в Санкт-Петербурге хранится рукопись П. С.Палласа под названием «Речи для перевода по-индейски», которая датирована 10 ноября 1773 г26. Это то, что можно было бы считать полевыми записями. Индийского информанта ученый немец, во-первых, попросил сообщить названия цифр до десяти, затем слова для обозначения десятков, сотни и тысячи (что вполне соответствует словарик)7, приложенному к вышеназванной статье). Затем идут фразы с русским переводом, которые не имеют никакой системы, а диктуются, видимо, той обстановкой, в которой происходит опрос. «Мать целует своих детей. У ней в титьках много молока. Муж ее любит. Ета женщина была брюхата. Она родила, шесть дней назад, сына. Она еще неможет. Дочь ее подле сидит и плачет. Ребенок не хочет сосать» и т. д. В то же время нельзя не заметить, что составитель «разговоров» стремился использовать определенный набор базовой лексики (бог, человек,

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru