Добро пожаловать!
Www.istmira.Ru
 
Первобытное общество
Древний мир
Средние века
Новое время
Новейшее время
Первая мировая война
Вторая мировая война
История России
История Беларуси
Различные темы



Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Как я отделился от России - Страница 1 История России

Титаны XX века

Карл

Маннергейм

Линия жизни

Как Я отделился от России

Москва

Алгоритм

2013

УДК 82-94 ББК63.3 М 23

S 5йг щ

Перевод с финского: П. Куйиала, Б. Злобин

Маннергейм К.

М 23 Линия жизни. Как я отделился от России / Карл Маннергейм. - М.: Алгоритм, 2013. - 304 с. - (Титаны XX века).

ISBN 978-5-4438-0424-8

Карл Маннергейм - один из самых известных политических деятелей XX века. Генерал-лейтенант русской императорской армии, после революции 1917 года он бежал в Финляндию, где аал фельдмаршалом финляндской армии, а затем президентом этой араны.

Под руководавом Маннергейма в Финляндии была построена мощная оборонительная линия, названная его именем, - в советско-фи некую войну 1939-1940 гг. она существенно затруднила наступление Красной армии. В годы Великой Отечеавенной войны Финляндия выступила на стороне Германии против CCCR но в 1944 году заключила мирное соглашение с Советским Союзом и начала военные дейавия против Германии.

В своих воспоминаниях Карл Маннергейм описывает службу при дворе последнего российского императора Николая II и в русской армии, революцию в России, непростые отношения Финляндии и СССР в межвоенное время, советско-финскую войну 1939-1940 годов и войну Финляндии с СССР в 1941 -1944 годах. Особое внимание уделяется имперским уаремлениям России и СССР, а также месту России - СССР в европейской политике.

УДК 82-94 ББК 63.3

ISBN 978-5-4438-0424-8

® П. Куйиала, Б. Злобин, перевод на русский язык. 2013

® ООО «Издательство «Алгоритм». 2013

СЛУЖБА В ЦАРСКОЙ РОССИИ. КОРОНАЦИЯ НИКОЛАЯ II. ХОДЫНКА

Моя служба в царской армии России началась со случая, который оказал решающее влияние на мою жизнь. Я имею в виду отчисление из кадетского корпуса в Финляндии и поступление в Николаевское кавалерийское училище в Петербурге.

Мне исполнилось 15 лет, когда в 1882 году я поступил в кадетский корпус Финляндии. Я был первым из трех поколений Маннергеймов, кто посвятил себя военной карьере. Однако в восемнадцатом веке почти все мужчины моего рода выбирали эту карьеру.

Для кадетского корпуса были характерны усердный труд и железная дисциплина. Малейшие отклонения от правил пресекались драконовскими мерами, в первую очередь лишением кадетов свободы. Дисциплина в младших классах зависела также от товарищеского суда, который был создан из учащихся двух старших классов с правом вынесения наказаний. У каждого младшего кадета был также и так называемый опекун, обязанный следить за его учебой и поведением. Но атмосфера в корпусе была превосходная, а товарищеские отношения, возникшие в ней, оставались крепкими при любых превратностях судьбы.

Специфичность и особое положение вооруженных сил Финляндии, в том числе и кадетского корпуса, оказывали бесспорное влияние на обучение. Преподавательский состав менялся очень редко, и многие наставники отличались оригинальностью. Руководителем корпуса долгие годы был генерал Неовиус, происходивший из очень одаренной семьи, — хороший воспитатель и администратор, отличавшийся, правда, по временам весьма воинственным темпераментом. В сословном представительстве города Хамина он выражал интересы буржуазии, и кадеты прозвали его «буржуйским генералом».

Когда в 1885 году на смену генералу Неовиусу пришел генерал Карл Энкелль, крутой и строгий солдат, выслужившийся в штабе генерала Скобелева на турецкой войне, в корпусе повеяли ветры перемен. Кадетам пришлось познакомиться с новыми манерами обучения. В результате я в течение двух месяцев не мог сделать и шага за пределы корпуса — причиной тому были небольшие прегрешения и нарушения распорядка, которые, по мнению современных педагогов, можно считать просто пустяками. Этот арест был для меня нетерпимым, и в один из пасхальных вечеров 1886 года я решил пренебречь запретом. Соорудив из своей военной формы очень правдоподобную, на мой взгляд, куклу, я уложил ее на койку и отправился в самоволку. Ночевать я пошел к одному писарю, жившему неподалеку, — его лысина, густая борода и могучий, как из преисподней, бас до сих пор хранятся в моей памяти. Ранним утром следующего дня я спал у него дома на широкой постели, рядом, на ночном столике, стоял стакан молока, и тут корпусной фельдфебель разбудил меня, чтобы отвести обратно в казарму. Кукла на моей постели была обнаружена, и это вызвало большой шум.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •