Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Киевская Русь и исторические судьбы восточных славян - Страница 7

Досконального исследования роли церкви в процессе централизации России еще нет, но ясно, что церковь (при всех отклонениях, вызванных властью Орды и соперничеством Литвы) продолжала путь, начатый в период феодальной раздробленности, передвинув свой центр из Киева во Владимир, а затем в Москву33.

32 Подробнее см.: Леонтьев А. К. Право и суд.—В кн.: Очерки русской культуры

XIII—XV веков, ч. 2. с. 5—47.

33 Церковь в истории России (IX в.—1917 г.): Критические очерки. М., 1967, с. 51—91.

17


2 Заказ № 1263

Естественно, что исторический процесс вызревания самостоятельных славянских и иноязычных государств, связанных властью сначала единой* а затем феодально-раздробленной Руси, тоже не заглох в результате вторжения монголо-татарских полчищ и немецких рыцарских войск. Он не заглох потому, что в отличие от непрочных империй (Византийской* Монгольской и др.) Древнерусское государство имело преобладающее славянское ядро, глубокие корни в дофеодальной народной колонизации* давние традиции борьбы народов против социального гнета, за независимость 23. Часть народов Севера, Прибалтики, Поволжья удерживалась под властью Руси, и процесс воссоединения славянских и объединения неславянских земель получил продолжение в ходе ее централизации.

К сожалению, на Руси не сохранились труды, подобные «De admi-nistrando imperio» или «Dictatus рарае», но летописи и другие источники не оставляют сомнения в том, что и во времена феодальной раздробленности, которая не была абсолютной, жители всех частей страны ясно* сознавали свою принадлежность к русской (древнерусской) народности и осуждали любые попытки иностранцев занять земли Руси; да и князья придерживались той мысли (или, выражаясь современно, доктрины), что занимать княжеские столы на Руси могут только члены русской правящей династии, что все они «одного деда внуки» и что вне Руси им земли «в Угрех нетуть ни в Ляхох» 24.

Начавшийся в XIV в. процесс формирования великорусской народности, как и украинской и белорусской, на основе древнерусской разносторонне изучен нашими языковедами25 и историками26.

В сфере культуры, особенно в хронографии и литературе, сложились сильные идеологические течения, представленные волынскими и суздальскими летописными сводами, «Словом о полку Игореве», «Молением Даниила Заточника», великокняжскими житиями и т. п., которые выступали в поддержку единства страны и его носителей — великих князей.

Это наследие тоже нашло свое место в идеологическом фонде московского «предвозрождения». Естественно, что унаследована была и делопроизводственная практика, столь ясно отраженная в памятниках дипломатии. В работе «Русские феодальные архивы XIV—XV вв.» Л. В. Че-репнин привел убедительные аргументы в пользу того, что формуляр договорных грамот Новгорода с князьями, который известен по текстам XIII—XV вв., складывался уже в конце XII в.27 Отдельные статьи этого формуляра попали на страницы летописи. Исследование фонда новгородских берестяных грамот позволило выявить переходные виды и других формуляров28. Исследование Л. В. Черепнина ясно доказало, какую значительную роль в развитии права и законодательства централизуемой России сыграло стягивание в Москву архивных фондов воссоединяемых земель. Правовые статуты этих земель, как свидетельствуют, например* кодексы права Новгорода, Пскова, Двинской земли да и уставные грамоты некоторых земель (а если брать шире, то и политических центров Белоруссии и Украины), в свою очередь, генетически восходили к Русской Правде. Следовательно, московские легисты в своем правотворчестве (в частности, и при создании Судебника 1497 г.) черпали материал и непосредственно из древнерусских, и из трансформированных в процессе общественно-политического развития правовых норм29.

Как Русская Правда стала тем корнем, из которого разрослось разновидное право феодально-раздробленной Руси, чтобы потом в преобразованном виде воплотиться в общерусских судебниках, так и Повесть временных лет — ствол разветвленного древа великорусского летописания (а отчасти и летописания Великого княжества Литовского), которое затем, по мере воссоединения земель, было сконцентрировано в Москве. Не раз переработанное на значительную хронологическую глубину, а нередко и пополненное древнейшими источниками30 это общерусское летописание служило идейно-политическим целям растущего единодержавия князей сперва Великороссии, а затем и России. (Впрочем, вопрос о том, кто и как читал летописи, т. е. о механизме их воздействия на класс или хотя бы на его правящую группу, изучен пока недостаточно).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.