Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Киевская Русь и исторические судьбы восточных славян - Страница 8

Исследования М. Д. Приселкова, А. Н. Насонова, Я. С. Лурье, Б. М. Клосса, О. В. Творогова, Л. А. Дмитриева31 и ряда других ученых хорошо осветили этот процесс. Последние работы Л. Л. Муравьевой характеризуют сложные переходные формы от летописания времен раздробленности к сводам общегосударственного значения XV—XVI вв.

Древнерусское летописное наследие использовалось не только по этому официальному назначению: оно было, если можно так выразиться* «на слуху» у русских книжников — и придворных, и митрополичьих* и еще недостаточно изученных монастырских32. Обосновывая традиционную политику наступления княжеской власти на Новгородскую боярскую республику, автор Московского свода писал, что новгородцы «беша бо человеци суровы, непокориви, упрямчиви, непоставни... Кого от князь не прогневаша, или кто от князь угоди им, аще и великий Александр Яро-славичь не уноровил им?.. И аще хощеши распытовати, разгни книгу Летописец великий руський и прочти от великаго князя Ярослава и до сего князя нынешнего»33. Нас не занимает сейчас вопрос, что это за Летописец, но отмечаем сам факт подчеркнутой преемственности в использовании источника, восходящего к XIII в. Примеров подобного рода обращений к традиции можно было бы привести немало. Это и обращение к тексту Даниила Заточника в рассказе о битве на Воже34, и к Киево-Печерскому патерику в пору борьбы за влияние на умы тверитян35, и к Повести временных лет при описании нашествия Едигея36 и т. п.

Поддержанные служилым дворянством и быстро растущими городами (накануне монгольского вторжения упоминается 300 больших и малых городов, только в Галицко-Волынской земле их было более 80, в Полоцко-Минской — 40), местные князья повели энергичную борьбу с боярским сепаратизмом. Новые княжества — иные из них превосходили размерами целые государства тогдашней Европы, так Владимиро-Суздальская земля была больше Англии,— соперничали из-за земель, городов и политической власти на Руси, довершая упадок политического значения Киева.

Это соперничество отразилось на составе и результатах последних известных нам общерусских княжеских съездов 1223 и 1231 гг. в Киеве; оно роковым образом сказалось на исходе героической борьбы русского народа с монгольским нашествием на этом этапе.

Основатели Русского централизованного государства в иных исторических условиях продолжали ту же политику решительного перераспределения собственности бояр и княжат, обеспечивая крепнувшую стабильность великокняжеской власти.

Следовательно, историческое значение наследия Древней Руси состоит в том, что оно подготовило материальные и социальные предпосылки образования централизованного государства так, как оно представлено в исследованиях Л. В. Черепнина и его школы (работах А. М. Сахарова, А. Д. Горского, В. Д. Назарова и др.). Внешнеполитические условия лишь сузили территориальную основу этого процесса, осложнили и замедлили его.

Централизация государства России — это длительный процесс усложнения политической структуры, вызванный сдвигами в хозяйстве страны, в ее общественном строе, в характере и размахе классовой борьбы.

Исследования академика Л. В. Черепнина позволили убедительно датировать главные этапы формирования Русского централизованного государства, связав их с укреплением основ будущего могущества Москвы в годы княжения Ивана Калиты (1325—1340), с признанием за ней руководящей роли в освободительной борьбе в правление Дмитрия Донского (1359—1389), с торжеством Москвы как оплота централизации в феодальной войне начала XV в., с завоеванием государственной независимости и закреплением главных принципов нового политического строя в годы правления Ивана III (1462—1505), когда выявились такие его признаки, как единство территории, государева двора, законодательства, войска, финансов37.

Централизация рождалась, а позднее и развивалась в условиях напряженной национально-освободительной борьбы. Лишь оценивая характер этой борьбы и особенности Русского централизованного государства, можно правильно понять место России в формирующейся политической системе Европы.

Что же представляла собой Великороссия и почему именно она осмелилась открыто с оружием в руках выступить против ненавистного ханского господства?

Великороссия состояла из конфедерации 11 княжеств с их почти 20 уделами38. Исторически сложившейся, а генетически восходящей к Древней Руси политической структуре были присущи такие институты, как единство правящей династии, коллективный сюзеренитет сильнейших, прежде всего московских, тверских, нижегородских, князей над номиналь-ным центром-—- Великим княжеством Владимирским. Как некогда Киевская земля оберегалась сильнейшими князьями за «причастье» в ней, так позднее охранялась с помощью сложных вассальных союзов «земля Владимирская». Съезды князей, церковные соборы и вся система светского и церковного вассалитета также унаследованы Великороссией.

Орда, сохранив эту структуру, сломать которую она оказалась не в силах, правила Великороссией через Великое княжество Владимирское, стараясь использовать великокняжеский титул, стол и связанные с ним земли, доходы и права для разжигания взаимных распрей князей. Неоднократно пускала она в дело и свою военную мощь. Достаточно бросить взгляд на составленную И. А. Голубцовым карту «Борьба Северо-Восточной Руси с татарским игом с середины XIV в. до 1462 г.»39, чтобы убедиться, в каких нечеловечески трудных условиях приходилось народу возрождать страну: набегами, пожогами, поборами, полонами кочевью властители не раз отбрасывали ее вспять. Потому события, приведшие к Куликовской битве, должны рассматриваться и как великая моральная победа народа.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.