Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Л А Кацва История России 20 ВЕК - Страница 7 История России

Рабочее общежитие эпохи нэпа

1  Нувориш (от фр. nouveau riche — новый богач) — человек, разбогатев

Ший на спекуляциях, богач-выскочка.

Кухня в коммунальной квартире

Обычный российским горожанин первой половины 1920-х гг. одевался преимущественно в гимнастерку или френч и брюки полувоенного покроя, носил фуражку и сапоги, а летом — сандалии. В первые годы после Гражданской войны в моде были «комиссарские» кожаные тужурки. Постепенно в среде служащих на смену такому наряду стали приходить парусиновая толстовка или строгий костюм с галстуком, штиблеты и шляпа. Впрочем, ношение шляпы и галстука нередко считалось признаком буржуазного перерождения. Девушки мечтали о плиссированной юбке и лакированных туфельках.

Магазинные прилавки для большинства горожан выглядели собранием музейных экспонатов: цены были баснословно высоки, позволить себе хотя бы изредка купить что-либо, выходящее за пределы необходимого минимума, мог далеко не каждый.

Жилищные условия большинства горожан были крайне стесненными. После революции советская власть начала вселять рабочих в квартиры буржуазии, «уплотняя» хозяев. Прежним жильцам оставляли одну-две комнаты, остальные передавали другим семьям. Так возникли коммунальные квартиры. Постепенно, по мере роста численности горожан, в те же квартиры въезжали все новые и новые люди, «плотность населения» коммуналок увеличивалась. Особенно тяжело пришлось жильцам огромных барских квартир, состоявших из 10-15 больших комнат, которые иногда делили перегородками. Хозяйки одновременно готовили на общей кухне на примусах или керосинках. Очередь к единственному умывальнику утром занимали за полтора часа. Тонкие перегородки, разделявшие соседей, не позволяли по-настоящему уединиться: в коммунальной квартире все знали друг про друга все. Предполагалось, что «коммуналки» — явление временное. Однако массовое переселение граждан в отдельные квартиры началось лишь в конце 1950-х гг., а полностью разрешить эту проблему не удалось и по сей день. Впрочем, даже получить отдельную комнату было нелегко. Так, в 1925 г. в Краснопресненском районе Москвы в очереди на получение комнаты стояли

Реклама времен НЭПа

Реклама времен НЭПа

27 тыс. чел., а предоставлялось ежемесячно 50-60 комнат. Молодые семьи по многу лет жили в одной комнате с родителями, здесь же заводили детей.

«Уплотнение» не уничтожило ни бараков, ни рабочих казарм. В 1925 г. в одной комнате мужского общежития Краснохолмской фабрики в Москве на шестидесяти кроватях жили 80 жильцов, в том числе несколько жен рабочих с детьми. Спали не раздеваясь и не снимая сапог, вентиляция отсутствовала, а об уровне шума и антисанитарии можно лишь догадываться. Не случайны слова булгаковского Воланда: «Квартирный вопрос только испортил их».

9.

Переход государственных предприятий на хозрасчет

Государственные предприятия также оказались поставлены в совершенно новые условия. Тяжелая экономическая ситуация не позволяла государству обеспечить национализированные предприятия сырьем и топливом. Поэтому было принято решение о переводе их на хозяйственный расчет1.

Летом 1921 г. началось формирование хозрасчетных трестов. К осени 1922 г. их было уже свыше 450. Трест, объединявший несколько предприятий одной отрасли, получал права юридического лица, счет в банке. Трест отчислял в бюджет не всю прибыль, а лишь установленные законом налоги и платежи, но не пользовался и государственным финансированием. Он был обязан развивать производство и расплачиваться с работниками и партнерами за счет получаемой прибыли. Тресты могли объединяться в синдикаты для организации закупок и сбыта.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru