Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Малая энциклопедия киевской старины Страница - 1

Малая энциклопедия киевской старины  Страница - 1

АНАТОЛИЙ МАКАРОВ



МАЛАЯ


Малая энциклопедия киевской старины  Страница - 1

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ



КИЕВСКОЙ



СТАРИНЫ



КИЕВСКИЕ СВЯТЫНИ



СТАРИННЫЕ ОБЫЧАИ И ОБРЯДЫ



ТОРЖЕСТВА И ПРАЗДНИКИ



ГУЛЯНИЯ И РАЗВЛЕЧЕНИЯ



ПАРКИ, БУЛЬВАРЫ, СКВЕРЫ



ДОМАШНЯЯ И УЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ



ГОРОДСКИЕ ВЛАСТИ И БЛАГОУСТРОЙСТВО



КРИМИНАЛЬНА И МАРГИНАЛЬНЫЙ МИР



БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ



ПРЕДАНИЯ И СКАЗЫ



КИЕВСКИЕ ТИПЫ (АНТИКИ)


Малая энциклопедия киевской старины  Страница - 1

Пример неудачного соседства в архитектуре старой Владимирской улицы.



О несовместимости форм Десятинной и Андреевской церкви в XIX веке писалось немало. Рис. А. Баумана с фотографии И. Кордыша. 1882 г.



АНАТОЛИЙ МАКАРОВ



Малая



Энциклопедия



КИЕВСКОЙ



СТАРИНЫ



Второе издание



Киев



Издательство «Дов1ра»



2005



ББК 63.3(4УКР-2К)я2 М15



Листая страницы этой книги, вы ощутите пряный аромат 4НСКОЙ городской культуры


Малая энциклопедия киевской старины  Страница - 1

В.



Издание не имеет аналогов в литературе о Киеве.



При ее написании автор пользовался своей обширной коллекцией киевских преданий, легенд, литературных анекдотов и занимательных выписок из хроники городских газет XIX века.



Т АВТОРА



Здесь, очевидно, уместно сказать несколько слов о том, что такое «старина» вообще и «киевская старина» в частности. На мой взгляд, это та часть прошлого, которая обычно остается за пределами интересов историков искусства, литературы, архитектуры, техники, науки и религии, — например, частная и повседневная жизнь людей, неписаные законы общения и бытовая среда. Наиболее полно и ярко эти интимные черты повседневной жизни города воплощаются в «донаучных», художественных формах познания — в городских преданиях, мифах, легендах, сказах, анекдотах, сплетнях и слухах, материалах газетной хроники, текстах мемуаров, писем и записок.



«Серьезные ученые» стараются держаться от подобной «занимательной беллетристики» подальше. И тем не менее они постоянно возвращаются к ней, чтобы уяснить, как происходили описываемые ими события «на самом деле», «в реальности», «с учетом жизненной правды».



Более высокого мнения о «донаучной», «художественной историографии» придерживаются писатели. «В истории, — писал Проспер Мериме, — я люблю только анекдоты, среди анекдотов же предпочитаю те, которые содержат, как мне представляется, подлинную картину нравов и характеров данной эпохи».



В устах писателя выражение «подлинная картина нравов» равносильно понятию «подлинная картина эпохи». Да и для многих читателей, не питающих особого интереса к теоретическим обобщениям исторической науки, представление о той или иной эпохе также ограничивается ее «стариной», т. е. конкретными сведениями о распространенных в то или иное время обычаях, нравах, вкусах и модах, практических, художественных, религиозных и иных интересах людей.



Благодаря этим неписаным культурным установлениям человеческое существование проявляет изначально свойственную ему «софийность», т. е. осмысленность, стройность, упорядоченность. Не чужды ему и некоторые идеологические, мифологические и политические тенденции.



«Глубоко частная» обыденная жизнь неотделима от жизни общественной, — скажем, «жизни киевской», «старинной», «времен XVIII века». Иными словами, история киевской (или любой иной) старины во многом совпадает с историей быта города, если, конечно, под бытом подразумевать не бесформенную серую обыденность, а целостный и сложно структурированный пласт «первичной» городской культуры.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru