Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Начало Руси. 750-1200 Страница - 13

Общий вес и общее количество товаров в обороте не были, впрочем, очень большими, если судить по количеству «импортных изделий» и инструментов, найденных в Старой Ладоге в стратах VIII и IX вв. Сравнительно невелико было и количество людей, которые непосредственно имели дело с этим товаром. Сказанное в полной мере относится и к ранним периодам существования поселений в Бирке и Хедебю. Количество мужчин, женщин и детей, постоянно, в течение всего года, живущих в Бирке, видимо, не превышало 700— 1000 человек, а возможно, было и меньшим. Количество жителей возрастало за счет посетителей рынка, а в Бирке, скорее всего, функционировали зимние ярмарки, куда работающие круглый год или сезонные торговцы, как и бродячие ремесленники, могли доставлять свои товары. Соответственно, не очень велика была и площадь, занимаемая поселением в Старой Ладоге, даже после его расширения в IX в. (см. ниже, с. 94). Однако ограниченный объем обменов поднял значение предметов роскоши и цены на них, особенно на серебро. Редкость породила высокие цены. Влияние физических факторов на торговлю было огромным. На лодках можно было перевезти лишь ограниченный объем товаров, поэтому для фризов или скандинавов имело смысл отправляться в рискованные путешествия по морям лишь в том случае, если на дорогостоящие товары, которые можно было получить на востоке, был достаточно высокий спрос. Конечно у франков времен Карла Великого имелась необходимая для этого покупательная способность. Однако же, помимо двора Карла Великого, немного было королевских дворов с такими вассалами и такими доходами, которые позволяли бы поддерживать постоянный спрос на предметы роскоши. Невелико было и количество каких-либо иных людей или центров с устойчивой покупательной способностью. Редкость предметов роскоши могла вызвать к жизни и занятие совершенно иного рода — пиратские нападения, которые совершались для того, чтобы отобрать у торговцев их товары или чтобы получить то, что впоследствии можно было обменять на экзотические предметы роскоши. Таким образом, небольшое количество эмпориев, которое занималось регулярной торговлей предметами роскоши, значительно выделялось из своего непосредственного окружения. Почти с самого начала торговые связи, в которые они были вовлечены, предполагали как элементы насилия, так и добровольный обмен.

Увязка событий в Северном море с тем, что происходило в Финском заливе, может показаться опрометчивой. Однако же устойчивость торговых связей, проходящих через Бирку, демонстрирует Житие Ансгара. Этот германский миссионер посетил Бирку в 830—831 гг., и потом снова в 852 г. Торговый караван судов, с которым Ансгар отправился из государства франков в свою первую поездку в Швецию, ата-ковли пираты. Торговцы потеряли свои корабли и почти все товары. Впоследствии захват Бирки был целью находящегося в изгнании шведского короля по имени Анунд. Он собрал флот с датчанами — искателями приключений, обещая им, что в Бирке «много богатых торговцев, изобилие всяческого добра и куча денег» (ресиша 1Ьезаигогиш тиНа).14 Когда же Анунд смягчился, получив откуп в виде 100 фунтов серебра, быстро предложенных ему торговцами Бирки, его спутники заявили, что «любой из торговцев там обладает большим богатством, чем то, что им было предложено, и что они не могут перенести такого оскорбления». Житие изображает общество торговцев на дальние расстояния, которые могли быстро обогатиться и в среде которых торговля чередовалась с набегами. Рабы были важным источником благосостояния Бирки. Их захватывали в далеких краях Западной Европы; герой Жития Ансгар видел в Бирке «много пленных христиан». Их очевидно привозили в качестве товара для последующего обмена на восточное серебро. Было в городе и вино: благочестивая женщина по имени Фриде-бург купила вина для причастия, полагая, что она умирает и что ей нужен священник. Когда эта пожилая и богатая женщина лежала на смертном одре и думала, куда ей сделать вклад, ей пришло на ум направить его в поселение Дорестад во Фризии, а не в Бирку, где бедных было немного. В Дорестаде же, наоборот, «много церквей, священников и клириков... [а также] толпы нуждающихся».15 Путешествие дочери Фри дебург в Дорестад во исполнение ее воли изображается как достойное похвалы, но не выходящее из ряда вон. Именно благодаря тонким, но прочным связям с такими поселениями, как Дорестад на Западе и Старая Ладога на Востоке, богатели жители Бирки.

Старая Ладога была, вероятнее всего, основным источником серебряных денег, которые привлекали в Бирку торговцев и пиратов. Однако не ясно, было ли положение в Старой Ладоге столь же нестабильно, как то явствует из рассказа о путешествии Ансгара в Бирку. Старая Ладога не упоминается ни в одном из западных источников, если не считать норвежских саг, памятника значительно более позднего времени. Из Жития Ансгара складывается впечатление, что Старая Ладога находилась вне поля зрения большей части народов IX в. Плавания через Балтийское море совершались, но они были направлены на юг, где король Анунд и его флот разграбили поселение «в землях славян», и на юго-восток, к Курляндии, где сначала датчане, а затем царствующий король шведов нападали, по-видимому, на жителей Гробина или Апуолы. В Житии сообщается, что шведы стали вновь собирать дань, которая уже давно не взималась. Однако памятник не упоминает никаких путешествий на северо-восток, и сам Ансгар, похоже, считал свою миссию в Бирку исполнением пророчества Исайи о спасении, принесенном «даже до последних земли», как если бы дальше уже ничего не было.1® Археологический материал, происходящий из Старой Ладоги, неполон, однако он также дает основания предполагать, что поселение находилось в стороне от наезженных дорог в других районах Балтики. Обращает на себя внимание, что в Старой Ладоге не было крепостных сооружений по меньшей мере в течение первых 150 лет ее существования, а находки оружия на территории поселения или в захоронениях довольно редки. Здесь очень мало признаков, указывающих на наличие военной элиты, которая была бы готова встать на защиту жителей, как то иногда случалось в Бирке. Кажется, впрочем, Старой Ладоге не пришлось поплатиться за то, что ее защита не была обеспечена. Большой пожар, от которого она пострадала в конце IX в., возможно, возник в результате набега, но похоже, что это событие стало первым значительным катаклизмом в истории Старой Ладоги (см. ниже, с. 90—91).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru