Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Николай I - Страница 2

Зато канул в Лету памятник Николаю I перед университетом Святого Владимира р Киеве скульптора М. А. Чижова. Он был открыт по инициативе киевлян 21 августа 1886 года «в память императора», как было отмечено в их прошении, «возродившего наш древний город и давшего ему новую лучшую жизнь»8. Такая же судьба постигла скромный памятник Николаю I в селе Медведь Новгородской губернии работы А. Н. Беляева по первоначально забракованной модели его учителя П. К. Клодта. Установленный в 1862 году по инициативе и в значительной мере на деньги местных крестьян, благодарных за освобождение их Николаем I от казенных податей в связи с неучастием в бунте военных поселян в 1831 году, он был сброшен солдатами вскоре после Февральской революции9.

На даче «Александрия» в Петергофе (перед Коттеджем) находилась мраморная статуя Николая I, заказанная вдовствующей императрицей Александрой Федоровной Н. С. Пименову и по его модели выполненная Р. К. Залеманом в 1869 году. (Эта статуя, вылепленная в гипсе в 1867 году, сохранилась в Русском музее.) Бронзовые бюсты императора и императрицы ранее находились и в Сергиевке (Старый Петергоф)10. Покинул свой постамент колоссальный бюст Николая I из бронзы работы Н. С. Пименова (в кольчуге с зерцалом и корзно, закрепленном фибулой на правом плече), торжественно открытый на средства купечества в зале Петербургской биржи 27 сентября 1859 года. Неизвестна судьба установленного к столетию со дня рождения Николая I бюста из каррарского мрамора работы И. М. Захаржевского по модели Р. К. Залемана в Институте гражданских инженеров, бюста работы Медейского на Николаевском (Московском) вокзале, бюста в Морском музее, находившемся ранее в здании Адмиралтейства. А на выставке новых поступлений Русского музея 1998 года был представлен бюст античного образца, выполненный в мраморе скульптором Трискорни, под названием «Портрет великого князя Николая Павловича»...

Историк Ю. В. Готье писал о Николае I: «Еще при жизни личность его вызывала среди современников два совершенно противоположных отношения. Многие из придворных деятелей, имевших личное общение с Николаем Павловичем, а в особенности те, которым удавалось наблюдать его в интимном семейном кругу, восхищались им и боготворили его; пишущему эти строки самому приходилось слышать от лица, имевшего доступ к императору Николаю, отзыв о нем, исполненный восторга и благоволения. Наоборот, представители передовых и независимых кругов русского общества, нередко на себе испытавшие тяжесть реакционной политики николаевского времени, склонны были усматривать в личности самого государя источник реакции и гнета. Ненависть к Николаю I, естественно вытекавшая из такого отношения, нашла себе самое, быть может, яркое отражение в произведениях Герцена. Беспристрастное и хладнокровное отношение, необходимое для оценки деятельности и личности Николая Павловича, не наступило и до сих пор»11.

Интересная деталь — на памятнике, посвященном тысячелетию России в Новгороде, первоначально Николай I не был включен в число исторических персонажей, достойных увековечения, поправку внесли уже в ходе работы над памятником12. Не был реализован и замысел Н. С. Пименова, относившегося к Николаю I с любовью и уважением. Он задумал создать грандиозную композицию «Георгий Победоносец», предназначавшуюся, как отмечается в литературе о Н. С. Пименове, для Георгиевской залы Кремлевского дворца. Впрочем, заказ вскоре был отменен. По мнению В. В. Стасова, знавшего скульптора, «эта конная группа, назначавшаяся для большой аванзалы Зимнего дворца, есть (по собственной, впрочем, затее Пименова) апофеоза императора Николая»13. Небольшая модель скульптурной композиции впервые была показана широкой публике на московской выставке 1881 года. Святому Георгию Н. С. Пименов придал черты Николая Павловича. «Красивые, величественные, почти античные черты лица Николая 1, — пишет

В. В. Стасов — очень для этого годились»14. Раскрывая сюжет скульптурной группы, критик, ссылаясь на слова самого Н. С. Пименова, поясняет, что дракон, поражаемый копьем, «не есть простой дракон скульптуры и скульпторов, а — Аллегория Венгрии и европейской анархии, и за одним разом пораженных наголову императором Николаем...»15. На замечание В. В. Стасова, что дракон «мелковат», Н. С. Пименов отвечал, что он и должен быть в виде «противной и ничтожной гадины»16.

Не менее характерна история с изменением сюжетов исторических рельефов на памятнике Николаю I на Исаакиев-ской площади. По первому варианту, представленному Монферраном еще в марте 1856 года, предполагалось изобразить сцены из Русско-персидской войны 1826—1828 годов, Русско-турецкой войны 1828—1829 годов, польского восстания (капитуляция Варшавы И. Ф. Паскевичу в ночь с 7 на 8 сентября 1831 года) и заключительный эпизод Венгерской кампании (сдача А. Гергея корпусному командиру Ф. В. Ри-дигеру при Вилагоше на реке Чибэ в Банате к северо-востоку от современного города Арад в Румынии). Однако, как выяснила И. Г. Токарева, уже 4 мая 1856 года были предложены совсем другие сюжеты. Все они касались событий внутренней жизни России: 1) вынос по приказу Николая 1 наследника Александра верным солдатам лейб-гвардии Саперного батальона во дворе Зимнего дворца после подавления восстания 14 декабря 1825 года; 2) Николай I на Сенной площади 23 июня 1831 года на следующий день после усмирения холерного бунта, когда он на взмыленной четверке появился перед толпой, вновь скапливающейся на площади; 3) награждение М. М. Сперанского знаком ордена Святого Андрея Первозванного за составление свода законов 19 января 1833 года (под датой 1832); 4) проезд по Веребьинско-му мосту на трассе С.-Петербургско-Московской железной дороги царского поезда 19 августа 1851 года.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru