Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Ну и нечисть - Страница 3 История России

Его реализация была бы невозможной без помощи и содействия руководителей и сотрудников ГАРФ — С. В. Мироненко, Л. А. Роговой, Д. Ч. Нодия, Российского архива социально-политической истории — А. К. Сорокина, В. Н. Шепелева, С. М. Розенталь, Ю. Т. Туточ-кина. Я благодарен всем коллегам-историкам из России, Австрии и Германии, в дискуссиях с которыми формировалась концепция исследования, обсуждался его ход и подводились промежуточные итоги. В отборе данных из опубликованных источников и оформлении статистических приложений принимали активное участие мои студенты — Александра Терентьева и Людмила Лягушкина.

Особые слова признательности — директору-основателю Германского исторического института в Москве Бернду Бонвечу. Его вдохновляющая уверенность в том, что надо идти вперед и браться даже за такие темы, которые связаны с известным риском и не обещают стопроцентного результата, стала «повивальной бабкой» и путеводной звездой настоящего исследования. И, конечно, низкий поклон моим родителям, Лидии Ивановне и Юрию Геннадьевичу Ватлиным. Их постоянная и заинтересованная поддержка моих научных изысканий и сделала в конечном счете возможным появление этой книги.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЧИСТИЛИЩЕ

Глава 1

ОТПРАВНЫЕ ТОЧКИ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Современное понимание сталинского террора

В отличие от своих соседей в леворадикальном политическом лагере России большевики отвергали индивидуальный террор. Придя к власти, РКП(б) на практике реализовала свою установку на насилие как мотор революционных преобразований, а также продемонстрировала прагматически-пренебрежительное отношение к нормам права и ценностям гражданского общества. Ленин в «Детской болезни левизны в коммунизме» искал опору в эпохе якобинской диктатуры, террор которой позволил выстоять Французской революции. Следовательно, и мы не можем быть против «террора со стороны победившей революционной партии, осаждаемой буржуазией всего мира»6.

Показательно, что эта цитата попала в подборку материалов, которую прихватил с собой один из героев нашего исследования — немецкий адвокат Феликс Галле, когда отправлялся в Швейцарию защищать видного функционера КПГ Гейнца Неймана от выдачи властям Третьего рейха. Галле смог доказать неправовой характер гитлеровской диктатуры, где «судебный приговор был заменен приказом вождя в его качестве верховного вершителя правосудия»7. Однако эти слова в равной степени могут быть применены и к сталинской России. Политические репрессии, достигшие своего апогея в 1937 г., олицетворяли собой «как грубейшие деформации самого законодательства по сравнению с нормами цивилизованного общества, так и преступные нарушения той элементарной законности, которая еще сохранялась в некоторых юридических документах»8.

Сталин выступил одновременно и как продолжатель традиции «кризисного прагматизма», заложенной Лениным, и как творец режима, который современные исследователи справедливо называют «избыточно репрессивным». Превентивный террор превратился в наиболее устойчивый элемент сохранения этого режима9. В то же время его юристы «так и не сформировали собственного понимания права, которое позволило бы оправдать уничтожение миллионов людей»10. Поэтому характерной чертой сталинских репрессий была их скрытность, которая до сих пор приводит некоторых историков к мысли о том, что они оставались незамеченными для основной массы населения11.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru