Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

О любви к Отечеству и народной гордости - Страница 12 История России

Петр привил русским космополитизм, который ослабил чувство патриотизма и национальное начало: «.мы с приобретением добродетелей человеческих утратили гражданские. Имя русское имеет ли теперь для нас ту силу неисповедимую, какую оно имело прежде? И весьма естественно: деды наши уже в царствование Михаила (Романова. - А. М.) и сына его (Алексея. - А. М.) присвоили себе многие выгоды иноземных обычаев, но все еще оставались в тех мыслях, что правоверный россиянин есть совершеннейший гражданин в мире, а Святая Русь - первое государство. Пусть назовут это заблуждением; но как оно благоприятствовало любви к Отечеству и нравственной силе оного! Теперь же, более ста лет, находясь в школе иноземцев, без дерзости можем ли похвалиться своим гражданским достоинством? Некогда называли мы всех иных европейцев неверными, теперь зовем братьями; спрашиваю: кому легче было покорить Россию - неверным или братьям? То есть кому бы она, по вероятности, долженствовала более противиться? <...> Мы стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях, гражданами России. Виною Петр». При этом европеизация осуществлялась насильственным путем: «.пытки и казни служили средством нашего славного преобразования государственного»44.

Разрушение древних «навыков», т. е. традиций и обычаев, изображение их смешными и глупыми означало, что государь «унижал россиян в собственном их сердце». Карамзин считал, что государство «может заимствовать от другого полезные сведения, не следуя ему в обычаях». Русская одежда, пища и бороды не мешали заведению школ. Обычаи должны изменяться естественным образом, но «предписывать им уставы есть насилие беззаконное и для монарха самодержавного <...>. В сем отношении государь по справедливости может действовать только примером, а не указом». Петр же предпочитал действовать именно указами. Нововведения Петра привели к ослаблению семейных и родственных связей: «Семейственные нравы не укрылись от влияния царской деятельности. Вельможи стали жить открытым домом, их супруги и дочери вышли из непроницаемых теремов своих; россиянки перестали краснеть от нескромного взора мужчин, и европейская вольность заступила место азиатского принуждения. Чем более успевали мы в людскости, в обходительности, тем более слабели связи родственные; имея множество приятелей, чувствуем менее нужды в друзьях и жертвуем свету союзом единокровия».

Карамзин обвинял Петра и в «бессмысленном» изменении политической системы и чиноначалия в ар

Мии: «Петр уничтожил достоинство бояр: ему надобны были министры, канцлеры, президенты! Вместо древней славной Думы явился Сенат, вместо приказов - коллегии, вместо дьяков - секретари и проч. Та же бессмысленная для россиян перемена в воинском чиноначалии: генералы, капитаны, лейтенанты изгнали из нашей рати воевод, сотников, пятидесятников и проч. Честию и достоинством россиян сделалось подражание».

Резко отрицательно оценивает Карамзин и создание новой столицы на берегах Невы: «...мысль утвердить там пребывание наших государей была, есть и будет вредною. Сколько людей погибло, сколько миллионов и трудов употреблено для приведения в действие сего намерения? Можно сказать, что Петербург основан на слезах и трупах».

Карамзин фактически обвинил Петра в роковом расколе народа на высший, «онемеченный» слой и низший, «простонародье»: «.со времен Петровых высшие степени отделились от низших, и русский земледелец, мещанин, купец увидели немцев в русских дворянах, ко вреду братского, народного единодушия государственных состояний». Уничтожение же Патриаршества привело к ослаблению веры.

Таким образом, Карамзин одним из первых аргументированно поставил вопрос об отношении к петровскому наследию именно в национальном ключе.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.