Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

О любви к Отечеству и народной гордости - Страница 14 История России

Все это было, по Карамзину, следствием отсутствия доктрины национальных интересов и вызвано субъективным фактором: «Никто не уверит россиян, чтобы советники трона в делах внешней политики следовали правилам истинной, мудрой любви к Отечеству и к доброму государю. Сии несчастные, видя беду, думали единственно о пользе личного самолюбия». Надо полагать, Карамзин имел в виду и личное самолюбие и тщеславие Александра.

Во внутренней политике ситуация, согласно Карамзину, была не лучшей. Карамзин обвинял советников царя в реформаторском зуде, реформах ради реформ, непродуманных, поспешных, непоследовательных преобразованиях: «Вместо того, чтобы... отменить единственно излишнее, прибрать нужное, одним словом, исправлять по основательному рассмотрению, советники Александровы захотели новостей (новшеств, новаций. - А. М.) в главных способах монаршего действия, оставив без внимания правило мудрых, что всякая новость в государственном порядке есть зло, к коему надобно прибегать только в необходимости».

Во внутренней политике Карамзин усматривал лишь непродуманные, поспешные, непоследовательные преобразования. Главной ошибкой преобразователей Карамзин считал бюрократический формализм: «.изобретение разных министерств, учреждение Совета и проч.»45.

Общая позиция Карамзина отражалась в блестящих афоризмах в духе его европейских единомышленников - Э. Берка или Ж. де Местра: «...к древним государственным зданиям прикасаться опасно; Россия же существует около тысячи лет, и не в образе древней орды, но в виде государства великого. А нам все твердят о новых образованиях, о новых уставах, как будто мы недавно вышли из темных лесов американских! Требуем более мудрости хранительной, нежели творческой».

Учреждение вместо коллегий министерств было проведено по иноземным образцам, «согласно <...> с системою правительств иностранных». В итоге произошло отделение государя от народа, возникло то, что поздние славянофилы называли «бюрократическое средостение»: «.министры стали между государем и народом, заслоняя Сенат, отнимая его силу и величие <...> Выходило, что Россиею управляли министры, т. е. каждый из них по своей части мог творить и разрушать».

Карамзин был недоволен и учреждением Государственного Совета. С его точки зрения Совет был излишним органом. Для того, чтобы осуществлять контроль за министерствами, достаточно было бы Сената: «Какая польза унижать Сенат, чтобы возвысить другое правительство? (Государственный Совет. - А. М)». В адрес Государственного Совета Карамзин высказывал еще более жесткую критику, нежели в адрес министерств, упрекая его создателей в поспешности создания и схематизме их творения: «Спасительными уставами бывают единственно те, коих давно желают лучшие умы в государстве и которые, так сказать, предчувствуются народом, будучи ближайшим целебным средством на известное зло: учреждение министерств и Совета имело для всех действие внезапности. По крайней мере, авторы долженствовали изъяснить пользу своих новых образований; читаю и вижу одни сухие формы; мне чертят линии для глаз, оставляя мой ум в покое».

Жесткая критика реформы просвещения свидетельствовала как о компетентности Карамзина, так и о том, что он внутренне готов был занять пост министра просвещения: государь «употребил миллионы для основания университетов, гимназий, школ <...> К сожалению, видим более убытка для казны, нежели выгод для Отечества. Выписали профессоров, не приготовив учеников; между первыми много достойных людей, но мало полезных; ученики не разумеют иноземных учителей, ибо худо знают язык латинский, и число их так невелико, что про-фессоры теряют охоту ходить в классы. Вся беда от того, что мы образовали свои университеты по немецким; не рассудив, что здесь иные обстоятельства <...> У нас нет охотников для высших наук <...> отцы не вдруг еще решатся готовить детей своих для оного. Вместо 60-ти профессоров, приехавших из Германии в Москву и в другие города, я вызвал бы не более 20 и не пожалел бы денег для умножения числа казенных питомцев в гимназиях; скудные родители, отдавая туда сыновей, благословляли бы милость государя, и призренная бедность через 10 или 15 лет произвели бы в России ученое состояние».

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.