Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

О любви к Отечеству и народной гордости - Страница 4 История России

Восшествие на престол Александра I положило начало новому периоду в идейной эволюции Карамзина. Он критически отнесся к либеральным начинаниям Александра I. В 1802 г. Карамзин выпустил в свет написанное в 1801 г. «Историческое похвальное слово Екатерине II», представляющее собой наказ новому царю, в котором он сформулировал монархическую программу, ясно высказавшись в пользу самодержавия. Карамзин разделяет все аргументы в пользу самодержавия, высказанные в «Наказе» Екатерины. Однако, с его точки зрения, их подкрепляют результаты французской революции: «.. .народ многочисленный на развалинах трона хотел повелевать сам собою: прекрасное здание общественного благоустройства разрушилось; неописанные несчастия были жребием Франции, и сей гордый народ, осыпав пеплом главу свою, проклиная десятилетнее заблуждение, для спасения политического бытия своего вручает самовластие счастливому корсиканскому воину». Соответственно, для России благодетельно самодержавие, а главная задача воспитания - «вкоренение» благоговения к монарху. При этом самодержавие, по мысли Карамзина, не было аналогично самовластию и потому не являлось «врагом свободы в гражданском обществе». Самодержавие может до известной степени стеснять «природную вольность» человека, но лишь для сохранения «единой целости гражданского порядка».

В начале XIX в. Карамзин развернул активную издательскую деятельность: переиздал «Московский журнал», предпринял издание «Пантеона российских авторов, или Собрание их портретов с замечаниями», выпустил первое свое собрание сочинений в восьми томах. Однако в истории русской мысли из всех его деяний главным событием тех лет стало издание «толстого» журнала «Вестник Европы» (1802-1803), выходившего два раза в месяц, в котором Карамзин выступил в роли политического писателя, публициста, комментатора и международного обозревателя. Друг и единомышленник Карамзина, И. И. Дмитриев писал: «Никто из журналистов наших, старых и современных, не был богаче и разнообразнее Карамзина в собственных сочинениях.

Мы видели в нем и политика, и патриота, и критика, и моралиста»8. М. П. Погодин давал такую характеристику карамзинскому журналу: «Вестник Европы» Карамзина как был, так и остался навсегда образцовым русским журналом, с которым не сравнялся после ни один <...> Он прочитывался с жадностию, от первой страницы до последней, удовлетворяя вполне своих читателей, вел их далее, обогащал знаниями, возбуждал охоту приобретать новые, имел свое собственное мнение и выражал его ясно и твердо»9.

В своих статьях в этом издании Карамзин резко полемизировал со всей просветительской традицией: от энциклопедистов до Ж. Ж. Руссо. Уже в «Мелодоре и Фи-лалете» (1795) Карамзин ярко выразил неприятие и шок, вызванный реализацией идей Просвещения на практике, в ходе Великой французской революции: «Век просвещения! Я не узнаю тебя - в крови и пламени не узнаю тебя - среди убийств и разрушения не узнаю тебя!» Тогда же Карамзин отказался от главного положения Просвещения - убеждения в том, что человеческий разум творит историю, «все смелые теории ума <...> должны остаться в книгах». Его взгляды на природу человека приобретают явно консервативный характер. В основу повести «Моя исповедь» легла идея врожденно злой природы человека10. Карамзин вступил в полемику с просветительским тезисом Руссо о доброй природе человека и зле как последствии уродующего влияния несправедливого общества. Он утверждал, что, к несчастью, природа человека - эгоизм, то есть она по сути антиобщественна. Несовершенная природа человека исключает совершенное земное устройство. «Эгоизм превращает высокий идеал республики в недосягаемую мечту».

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.